«Ком есть. Нет сервиса»

Представители Жилкомсервиса №1 Центрального района отчитались перед своими клиентами – жильцами обслуживаемых домов. К работе жилищников нашлись претензии не только у жителей, но и у представителей городской власти. Впрочем, представители районной администрации также выслушали от граждан немало ругательных слов в свой адрес. За происходящим в актовом зале управляющей компании наблюдал Антон Ратников.

Конец рабочего дня. На Моховой улице пробка длинной в квартал. Машины стоят без движения. Водители вышли на улицу и недоуменно разводят руками.
– В чем дело-то? – спрашивают у соседей.
– Да или авария или… не знаю… слон…

На самом деле, не авария и не слон. От здания Жилкомсервиса №1 эвакуируют неправильно припаркованные машины. Места мало, автомобили стоят лесенкой, а значит работы у эвакуаторщиков много. Через пять минут здесь начнется встреча представителей управляющей компании, имеющей стопроцентный городской капитал, с жителями. Работников жилкомсервисов в городе часто и по делу критикуют. А в Центральном районе критикуют особенно горячо. И, признаться, есть за что. Собственно, интрига, по мнению журналистов, заключается в следующем: признают ли жилищники свою вину и покаяться или же сделают хорошую мину при плохой игре. Этот трюк, говорят, у работников сферы хорошо отрепетирован.
У входа в Жилкомсервис дежурят две милые девушки.
– На встречу? Проходите. Актовый зал между третьим и четвертым этажом. Следуйте по указателям.
На втором этаже этого здания расположено районное управление ФСБ. Дверь на третий этаж украшает табличка с надписью: «Лаборатория. Вход запрещен». Видимо, лаборатория секретная – сказывается близость ФСБ. Зато в актовый зал можно попасть без особых проблем. Вот только с местами выходит накладка. Зал совсем маленький – на пятьдесят человек, не больше, – а в него набилось никак не меньше семи десятков. Духота. Не спасают даже открытые настежь окна.
Пока встреча не началась, люди изучают информацию, представленную на стендах. Таблицы, списки, графики. Щуря глаза, жители стараются отыскать в одинаковых строчках адреса своих квартир. Лица у большинства недовольные. Кто-то придирчиво изучает карту обслуживания управляющей компании.
– А чего это у вас улица Восстания обозначена, как Знаменская?
Вопрос повисает в воздухе.
Откуда-то появляются дополнительные стулья. Но мест все равно не хватает. Ожидание затягивается. Представители милиции и скорой помощи мнутся у дверей. Заместитель главы района Сергей Орлов разговаривает с журналистами: «Проведение таких публичных встреч – прекрасная идея. Рады, что пришло много народа. Разговор предстоит серьезный. Проблемы в отрасли есть. Как же без них? Но Жилкомсервисы сегодня – это оплот реформы жилищной сферы… С помощью жителей собираемся выявить болевые точки. Понять, где следует работать лучше. Качественнее. Мы настроены на то, что сегодня будем слушать не благодарности, а негатив». Забегая вперед, стоит сказать, что заместитель – сразу видно, человек опытный – не сгущал краски.
Вскоре становится ясно, почему встреча задерживалась. В зале появляются глава района и вице-губернатор Михаил Осеевский. Собственно, именно этот член городского правительства стал инициатором проведения подобных отчетов во всех районах Петербурга. Об этом он сообщил в своем твиттере.
Первой выступает директор Жилкомсервиса Тамара Хлунова. Эта немолодая женщина выглядит как типичный жилищник. Такой тип, назовем его домуправ, известен еще с советских времен.
Доклад изобилует цифрами. Следить за ними вскоре становится скучно да и бесполезно. Директор перечисляет количество жилых домов, состоящих на учете у компании, количество арендаторов жилых помещений, количество собственников – в общем, унылую и ненужную статистическую информацию. Она признает, что проблем в Центральном районе очень много, и Жилкомсервис в сегодняшнем своем состоянии решить их не в состоянии. Нет ни денег, ни кадров. Жилищники без труда находят, чем себя оправдать. «Кровли имеют сложную конфигурацию», «дома в районе дореволюционной постройки», «нет учебных учреждений, которые готовили бы кровельщиков».
– Большинство людей, которые работают у нас, старой закалки, – сообщает Тамара Хлунова, этим показывая свою некомпетентность. Большинство людей, работающих в Жилкомсервисе – среднеазиатской закалки.
Докладом оказывается недовольны не только в зале, но и в президиуме. Михаил Осеевский берет микрофон и требует рассказать, какие меры принимаются в компании, чтобы не допустить провалов в уборке снега с крыш, вроде тех, что случались прошлой и позапрошлой зимой. Ответ кажется неубедительным. Произвести на свет что-то более внятное, нежели: «У нас заключены договоры с подрядными организациями», у директора не получается.
Дальше начинаются вопросы из зала. Первый же человек, поднявший руку, выступает с эмоциональной речью. Подвал его дома на Невском, 90 затоплен. Дворником работает человек-невидимка. Снег зимой никто и не думал вывозить. Человек на грани истерики. К нему даже подходит милиционер. Правда, не спешит применить силу. Стоит в двух шагах позади и выжидает. Человек немного успокаивается. Представители администрации обещают прийти в его двор и разобраться на месте.
– Когда? – вопрошает человек, – когда? Назовите точную дату!
– Завтра! – отвечает ему Орлов. – Завтра в девять часов.
Человек кивает головой и садится.
У остальных граждан похожие проблемы. Одна бабушка встает с места и обращается с Хлуновой:
– Скажите, а вы знаете значение слова «престиж»?
Мужчина средних лет пытается острить:
– Знаете, что плохо в вашей организации? Ком есть. Нет сервиса.
Люди в президиуме, впрочем, тоже далеки от хладнокровия.
– Только давайте не будем превращать встречу в колхозное собрание! – выдыхает в какой-то момент глава района.
Пытаясь успокоить страсти, заместитель главы Сергей Орлов берет в руки микрофон и разражается отстраненной философской тирадой о том, что все мы жители культурного города.
– Мы приходим домой, – говорит он, – и превращаемся в обывателей.
Тут с места вновь вскакивает человек с Невского, 90.
– Нет! – он отрицательно машет рукой, – я не обыватель! Не обыватель я!
Орлов миролюбиво соглашается.
– Хорошо. Вы не обыватель.
Впрочем, довести мысль до конца ему не дают. У присутствующих в зале появляются новые вопросы, поправки, высказывания, реплики, уточнения, обвинения, запросы, эмоции. Дикий коктейль.
Следующая встреча пройдет 26 июня в здании Жилкомсервиса №2. Надо думать, это будет второй акт трагикомичной пьесы.

Автор

Антон Ратников

Журналист, писатель и немного человек.

Один комментарий к “«Ком есть. Нет сервиса»”

Обсуждение закрыто.