5 февраля 2012. Пунктир

Просыпался долго, как всегда по воскресеньям. Восемь часов, пол-девятого, девять двадцать, девять сорок восемь… В конце концов я оторвал задницу от теплой постельки в начале одиннадцатого. Ника к тому времени успела стрескать два банана, пол-яблока и посмотреть шесть-семь мульфильмов, самый содержательный из которых назывался «Булькины подсказки».

На стрелке Васильевского острова не заметил запрещающего знака, заехал под «кирпич». Сотрудники ГИБДД оказались неподалеку. Не спеша подъехали ко мне. Я как их увидел, у меня все опустилось. Сразу стало ясно, что я где-то облажался. Не просто ведь так они.
Инспектора попались молодые, не хамили и обошлись без нелепой назидательности. И так понятно, что я сел в лужу. Ну или упал в сугроб, если делать поправку на погоду. Один выписывал протокол, другой чертил схему нарушения ДТП. На мой взгляд, я бы нарисовал лучше.
— На сколько там лишение прав? – спросил я.
— Вообще на полгода. Но может, и не решат, — сказал лейтенант.
— Но скорее всего решат?
— Бог знает. Как начальник скажет.
То есть, все зависит от настроения начальника отдела ГИБДД в один конкретный день. Если ему какой-нибудь мудозвон наступит на ногу или в столовой положат недосоленный шницель – ездить мне три месяца на общественном транспорте. Мы, кстати, к этому уже готовы. Обсудили, как будем отвозить в садик детей, ездить в супермаркет за покупками. Даже прикинули, сколько сэкономим на бензине. Извлекли, одним словом, позитив.

Кунсткамера оставила противоречивые чувства. Достаточно сказать, что вход в первый отечественный музей теперь со двора. А двор кунсткамеры представляет собой довольно жалкое зрелище. Да и собственно вход… Теперь в Кунсткамеру туристы попадают через подвал.
Вход стоит 200 рублей. Это на сто рублей дороже, чем билет в Эрмитаж. Зато нет дискриминации иностранных посетителей.
А вообще ценность Кунсткамеры как музея оставляет некоторые вопросы. Уроды в банках и чучела индейцев… На человека начала восемнадцатого века это, может, и производило впечатления. А сейчас нечто подобное по «Первому каналу» показывают.

Вернулись домой часам к семи. Алена с Витей делали английский. Я смотрел Челси и Манчестер Юнайтед одним глазом, а другим – Губку Боба по требованию Ники. Губка Боб мне понравился больше.

У матери в солянке мяса больше, чем во всем Бенине.

— Как ты думаешь, в Кунсткамере есть туалет?
— Нет. Там же уроды.

Автор

Антон Ратников

Журналист, писатель и немного человек.