Из Копорья

Главное в дороге на Копорье – там есть холмы. Холмы, холмики и даже холмцы. Для неискушенного петербургского глаза видеть такие неровности – большое удовольствие.
А в остальном – дорога как дорога. Ухабы, ямы – все как надо. Было бы даже как-то неправильно обойтись без них. Местами, правда, дорожное полотно приходит в норму, но через пару километров снова распадается на составные части: песок отдельно, щебенка отдельно и этот как его… битум?
Мы примерно представляли, где нужно повернуть с Таллиннского шоссе, но только примерно. Приходилось постоянно подглядывать в карту. Карту я распечатал в низком разрешении, кроме того, поверх названий дорог и поселков толстой красной линией был проложен маршрут, поэтому многие географические названия оказались скрыты. Путешествие напоминало разгадку ребуса или шарады. Нужно было подставить недостающие буквы и понять, здесь нужно сворачивать или нет.
Забавно, что на обратном пути оказалось, что существует другая дорога, там вообще сворачивать не надо. Она прямо так и ведет до города.
Сворачивать там не надо, там надо уворачиваться. Но об этом позже.

Мы ехали.
На самом деле, пропустить нужный поворот практически невозможно. Для этого нужно закрыть глаза или отвернуться минут на пять-шесть. Или еще что.
Потом еще двадцать километров. Холмы становятся холмистее. Дорога – строже.
Копорье встречает обывателей строящейся заправкой, импровизированным рынком, на котором бабушки с бронзовыми лицами продают картошку и малиновое варенье (все по двести рублей) и рядами трехэтажных домов.
В этом месте сердце замирает. Кажется, ты попал в какую-то петлю. Вроде ехал-ехал, а уехал всего лишь на пару километров из Ленинграда.
Табличек, где находится копорская крепость нет. Нужно ориентироваться на здравый смысл. То есть, просто ехать прямо и никуда не сворачивать.
Крепость с дороги кажется хорошо сохранившейся. Это приятный обман. Стоит оказаться внутри, как становится ясно, время изрядно на ней потопталось.
У ворот табличка с надписью «Вход платный». Есть предположение, что она осталась здесь с рыцарских времен. Думаю, это все-таки ложь, но любопытно, что охранников тут нет. Билетерша сидит в ларьке, в нем продаются магнитики и копорский иван-чай, его билетерша очень рекламирует. В принципе, 50 рублей за вход можно и не платить… но мы же честные. Тем более, что дети получают скидку в две десятки. Учитывая, что в ленинградский зоопарк люди попадают за четыре сотни, не так уж это и дорого.
Копорская крепость, построенная в XII веке, переходила из рук в руки огромное количество раз. Здесь были новгородцы, москвичи, шведы, поляки. Все они почему-то считали Копорье стратегически важным местом. Что ж, бабушки, восседающие у будущей заправки, тоже, наверное, так думают.
Петр I победил шведов в Северной войне, поставил здесь гарнизон и сделал губернатором местных земель Меньшикова. Меньшиков быстро сделал Копорье провинцией. Уже Екатерина II убрала отсюда военный гарнизон. А к началу XX века крепость принадлежала частным лицам, и сюда водили экскурсии.
Теперь крепость не принадлежит никому. Ну или принадлежит всем. Это как посмотреть. Несмотря на то, что она признана историческим памятником, уровень заброшенности территории соответствует среднекопорскому. Кое-где прямо от стен идут сильные обрывы, зазеваешься и полетишь в речку Копорку, которая когда-то была полноводной, а сейчас превратилась в ручеек. На стены лучше не забираться, они могут обвалиться. Все, правда, все равно забираются, веселятся и даже прыгают по ним.
Единственная часть крепости, которую коснулась реконструкция – храм Преображения, но это более поздняя постройка. Во время фашистской оккупации в ней находился кинотеатр, в советское время склад. Сейчас это четыре стены без крыши. Правда, работы уже начались, поэтому у церкви есть входная железная дверь и пластиковые окна. Но крыши все также нет. Наверное, ее сделают на втором этапе реконструкции.
Дорога домой занимает полтора часа. Хайвей Р-35 удивляет своим непостоянством (Алена предположила, что цифра в маршруте указывает на год, который он символизирует своим состоянием). Гладкий асфальт периодически сменяется такими жуткими колдобинами, что кажется, здесь была ковровая бомбардировка. При подъезде к городу колдобины становятся шире и глубже.
Но это уже не имеет особого значения, потому что близко кольцевая и все эти новые поселки с чудесными названиями «Петергоф Хаус», «Ропша-Сити»… Куда уж им до Копорья.

Здесь есть фотографии

Автор

Антон Ратников

Журналист, писатель и немного человек.