Канонерский остров

Канонерский остров – это и Петербург, и не Петербург одновременно. Этакое место, где искривляется пространство (и время), и ты одной ногой в нашем мире, а второй уже в ином.

Тут есть безграничное небо (впрочем, чересчур блеклое, я бы добавил контрастности), восклицательные знаки теплоэлектростанций, портовые краны (обездвиженные), суда любых форм и состояний, чайки (эти больше похожи на запятые). Есть люди (совершенно неграциозные, приземистые, худые и подозрительные), жилые и живые сталинские дома, позднесоветские конструкции, похожие на архитектурное воплощение шизофрении. Но самое главное – общее ощущение тоски. Не удивлюсь, если Тоска прописана по адресу, допустим, Канонерский остров, дом 6 (нумерация домов, как в деревне, идет не по улицам, а просто так).

Вот, пожалуйста, есть море, но оно словно ширма. Мало того, что неглубокое и неласковое, так еще и отделено какими-то бетонными блоками. Хочется добраться до него и вспороть холст, обнажив реальность. Есть морской канал, совершенно безжизненный днем, чрезвычайная прямота подчеркивает его искусственность (и соответственно ирреальность). Небо нависает так низко, что хочется пригнуться, лишь бы не задеть его ушами. Теплотрасса проложена прямо по поверхности. От одного из стыков идет пар и слышится шипение, прямо как в чайнике со свистком.

Тоннель – ужасающее сооружение, проглатывает тебя, как раскрывший пасть кашалот. Едешь по замысловатой дуге вниз так долго, что кажется, погружаешься в ад (или на дно Марианской впадины). Подъем совсем не так крут. На въезде – безымянная площадь, в центре нее странное сооружение – каркас, на который раньше вешали коммунистические лозунги: «Вперед к победе партии и народа!», «Дадим пятилетку за два года!». Что-то в таком духе. Теперь вершина конструкции украшена корабликом адмиралтейства. А центральная ее часть – панно со странной рыбой. Она смотрит на въезжающих одним немигающим глазом и, кажется, пытается что-то сказать (жаль, рыбы говорить не умеют).

Если отвлечься от того, что находишься на острове, и с четырех сторон тебя плещется водица, можно почувствовать, будто оказался в захудалой российской провинции. Стоишь между универсамом «Пятачок» и унылой сталинкой привычного бледно-желтого цвета, как обои в комнате Раскольникова, и кажется – ты в военном городке. Так и хочется спросить у прохожего: «Браток, а где тут комендант?» (но с прохожими лучше не разговаривать).

Возможно, я немного сгущаю краски, но клянусь, чтобы вы не думали, не приезжайте на Канонерский остров в осеннюю пасмурную погоду. Честно говоря, в такую погоду вообще лучше держаться подальше от Петер-нашего-бурга.

Еще немного фото

Автор

Антон Ратников

Журналист, писатель и немного человек.