3 октября 2013. Пунктир

Ехал по дамбе. Над заливом нависало многослойное небо. Справа виднелись высотки Сестрорецка. Справа и слева – размытая зеленая линия, как в диафильме мелькала вода. Хорошо. Так можно ехать вечно, очень долго.

Заварил себе зеленый чай. Позеленел от злости. Невкусно.

Дочитал «Воскресение». Концовка, конечно, не самая выразительная. Кажется, что роман просто недописан. Учитывая количество редакций и то, как менялся замысел Толстого, этого нельзя исключать. Несмотря на скомканный финал – все равно одна из лучших книг о России. И особенно стоит отметить блестящую развязку. Она, кстати, пришла к Толстому только спустя семь лет после начала работы над текстом. Так что стоит запастись терпением.

Посмотрел СКА боковым зрением.

Просматривали с детьми старые фотографии. Со свадьбы. Ника спрашивает: «А где я была?» «Тебя еще не было». «Наверное, вышла».

Съездил с матерью во Всеволожск. Дорога красивая, листья зеленые, желтые, красные, оранжевые. Видел рябину с ягодами, словно налитыми кровью. Солнечный день и ехать особенно приятно. Даже этот городок, залитый солнцем, показался милее, симпатичнее, уютнее, чем он есть на самом деле (на самом деле – та еще дыра). Пробыл там недолго. Уехал.

Читаю книгу о творческом методе Набокова. Достаточно почитать какую-нибудь книгу о Набокове, чтобы понять – писателем мне не быть (это не мешает мне быть описателем).

Автор

Антон Ратников

Журналист, писатель и немного человек.