18 ноября 2013. Пунктир

Проснулся чуть позже обычного, хотя нужно было чуть раньше. Опаздывал, в спешке чистил зубы, не стал делать коронные двадцать приседаний. Сделал два, когда надевал ботинки.
Стало прохладнее. Темно. Нужно торопиться на работу, потому что на работе важный аукцион. Пробок почти нет. Почти. Они есть, но какие-то ненастоящие. Как будто я в кино и режиссер изображает пробку имеющимися под рукой средствами.
Офис. Очень холодно, очень. Оказывается, кто-то на выходных забыл закрыть окно. А может, уборщица убиралась, решила проветрить и так оставила. Чертовски холодно. Прямо пальцы мерзнут. Хочешь набрать слово «одежда», а получается «лежда» – попасть в нужные кнопки непросто.
Сходил за кофе. В коридоре теплее, чем в офисе. Нужно открыть дверь. Кофе горячий, но очень, очень сладкий. Пить невозможно. Грею об него руки. Хорошо.
Рассвет. То есть, сейчас уже больше десяти часов. Верхние этажи высотки напротив, словно прожектором, освещает красным. Небо чистое, прозрачное, успокоительно-синее. Нужно бы поработать.
Пытаюсь начать работать, но заходит разговор о выходных, и я делюсь впечатлениями от просмотренного шоу Дары О’Брайена. Потом, конечно, я считаю необходимым прослушать аудиозапись лекции Аствацатурова о Джеймсе Джойсе.
Сходил на обед около двенадцати. Взял что-то удивительно невкусное. В борще тонула крупно нарезанная капуста, плавали спасательные круги жира. Макароны-рожки скользили по тарелке, куриная ножка по форме и твердости напоминала дубину пещерного человека (вполне возможно, эта кура жила в то же время). А вот компот был ничего.
Получил по почте материал с заглавием «От ЦПСИД». Долго, очень долго думал, что такое ЦСПСиД. Не придумал, пришлось гуглить.
Отредактировал несколько материалов разной степени кретинизма. Зато много знаю теперь о судьбе клипера «Опричник». Кто вообще догадался так назвать судно? Неудивительно, что оно пошло ко дну в Индийском океане.
Прочитал десять страниц «Повелителя мух». Отличное начало, живой ритм и рваные диалоги – пока что нравится.
Четыре раза форсировал Неву через Володарский мост – нужно было отвезти Витю на аллергопробы. Выяснилось, у Вити аллергия буквально на все. Даже на лошадей. Не быть ему мушкетером.
Вечером съездил на занятия. Обескураживающая выставка Окштейна в Kgallery. Напоминает лучшие работы Фиби Буффе.
Вернулся и на ночь поспорил с Аленой по поводу того, сколько Ника должна есть сладкого. Выяснилось, что спорить можно даже на такие темы. Остается только процитировать Путина: «Всем нам хочется быть либеральными, пушистыми…»

Автор

Антон Ратников

Журналист, писатель и немного человек.