Дневник за 5, 6 и 7 августа

Играли в футбол. Выиграли. Я забил два гола. В перерыве ко мне подошел парень – Паша – поболтали о том, о сем. Очень мило. Но он так улыбается, что кажется, он тебя ненавидит. Может, действительно я ему не нравлюсь?

Ужасная жара. Жить невозможно. А я назло всем взял и выкурил сигарету. Зачем? Теперь уже час чувствую себя окунутым в жидкие помои. Идиот. Себе же назло сделал.

За окном темно. Полночь. На другом берегу Невы – там, где находится какой-то фешенебельный ресторан – только что бушевал салют. Ребята неплохо вложились в фейерверк, откровенно говоря. Молодцы! Повеселили меня. А еще, кстати, в двух шагах от нас, на пустыре только что был пожар. Но не пожар, наверное, а пожарик. Приехала машина с огнеборцами – все как надо, с мигалкой, скрылась за холмом, спустя двадцать минут уехала. Это все шашлычники буянят.

Звонил Олег, он сейчас в Крыму, и просил выслать денег. Говорит сильно истратился на гостиницы, ремонт машины и прочую ерунду. Где-то под Гомелем у них прогорел глушитель, в Ялте, катаясь на мотороллере, он ударил в бок какую-то машину, с Севастополе они остановились в дорогой гостинице. Теперь собираются снять на четыре дня коттедж. Я бы тоже решился на такое будь мне восемнадцать. Но теперь важной частью моего отдыха является наличие кондиционера. А что? Пусть, я скучный. Деньги Олегу придется выслать в понедельник. Завтра ведь выходной. Кстати, я по нему соскучился.

Дневник за 4 августа

Специально выкроил время, чтобы с утра съездить в поликлинику сдать никин анализ крови. Оказалось, сегодня единственный день, когда лаборатория работает вечером.

Съездил, записал Дмитрия Васильева, бывшего футболиста «Шинника» и «Рубина». У парня даже есть одна игра за сборную. Ознакомился с его биографией – и присвистнул. Оказывается, он играл за «Рубин» до лета 2008-го года. В августе он перешел в «Шинник» и закончил карьеру из-за травмы колена. В том чемпионате он не сыграл ни одного матча, следовательно золотую медаль так и не получил. Чуть-чуть не хватило. А единственный матч за сборную закончил уже через восемнадцать минут – ему рассекли бровь. При этом Дмитрий – обладатель уникального рекорда. Это единственный защитник, которому удалось забить три гола в одном матче. Причем хет-трик он сделал за семь минут. Это безумная, почти нереальная скорострельность.

Васильев оказался спокойным, рассудительным, неглупым человеком. Подобрал меня у «Смены» и на своем огромном, но уже не очень свежем «Лексусе» повез в ближайшее кафе. Им оказалось кафе-мороженое.
— Там, наверное, еще 1993-й… — сказал он, посмотрев на вывеску. Но мы торопились, времени было мало, поэтому решили не брезговать. Забавно, что «кафе-мороженое» — это, на самом деле, банальная разливуха на семь столов. Перед нами стоял мужик взял сто грамм водки и яблочный сок, а следующий за нами «гражданин» к водке с добавил пиво и бутерброд.
Но ничего. Мы сели в углу и полчаса разговаривали о его карьере. Не скажу, что узнал что-нибудь потрясающее. Единственное, что запомнилось — его рассказ о команде из города Ленинск-Кузнецкий. Они играли против них в середние 90-х в Первой лиге. За эту команду из маленького рабочего поселка при шахте в Кемеровской области выступал Алексей Смертин и Алексей Кормильцев – два достаточно известных игрока. В Питере «Локомотив» их победили 9:1. А Смертин через несколько лет стал капитаном сборной России и игроком французского «Бордо». Вот она жизнь…

Насчет похолодания – это я погорячился. Простите за каламбур. На улице снова за тридцать, рубашку – хоть выжимай, работать невозможно, мозг плавиться. Никогда не думал, что буду скучать по зиме.

Дневник за 3 августа

С утра попал в неловкую ситуацию. Мне позвонила пресс-атташе Красногвардейского района. У нас была назначена встреча на утро. Я стоял посреди спальни в трусах. До встречи оставался час.
— Антон, вы выехали? – спросила она.
Я замялся.
— Ну-у-у… да, — сказал я почему-то.
Пресс-атташе вздохнула.
— Антон, скажите правду.
— Тогда – еще не совсем…
Оказалось, она хотела перенести время встречи. Я залился краской стыда. Так на лжи меня не ловили со средней школы. И зачем я соврал?

Эта Маша – так зовут пресс-атташе – меня достала. Она щебечет, как (кто там у нас щебечет?)… как маленькая надоедливая птичка. Рассказывала мне о том, как они с мужем и дочкой ездили на машине в Испанию. К концу рассказа мне захотелось ее убить. И как ее муж терпит? Давно бы задушил такую надоедливую жену. Или вколол успокоительное.

Жара, кажется, спала. В смысле, стало чуть холоднее. Вместо +34 на градуснике +27. По меркам нынешнего лета – слегка прохладно. Позавчера, например, я ездил на работу в кофте. Не то, чтобы я мерз в футболке. Просто мне так захотелось. Назло погоде, так сказать.

Дневник за 2 августа

Съездил сегодня в редакцию «Спорт день за днем». Нельзя сказать, что я провел время весело и с пользой для организма. Меня посадили искать новости в международный отдел. То есть, на 15-ю полосу. Я, конечно, не чувствую себя звездой спортивной журналистики, но пришлось объяснять редактору, что я сюда не за этим пришел. В итоге выбил интервью с тренером СДЮШОР «Зенит» Дмитрием Васильевым, он раньше играл за «Рубин» и «Шинник». Судя по всему, это будет мой первый и последний материал для газеты. Похоже стоит забить на ежедневные издания и сотрудничать только со спортивными журналами. А что еще делать?

Редакция «ДЗД» находится в бизнес-центре на Петроградке. За последнее время я побывал в огромном количестве бизнес-центров, и могу сказать, что этот далеко не самый худший. А табличка редакции вообще производит впечатление мемориальной доски. Своим масштабом. Своим пафосом.
Правда, сам офис маленький и загаженный. В узком коридоре стоят десятилитровые канистры с водой. В кабинетах сидят молодые люди и трендят о том, о сем. Все ходят с напряженными лицами. Как ни странно, никто не печатает текст на компьютере. Все заняты чем-то другим. Кто-то тупо просматривает ленту новостей, кто-то смотрит футбол по «НТВ-плюс», кто-то пьет чай. В кабинете главного редактора дым стоит столбом и трудно дышать. Здесь только что закончилась планерка, во время которой редактора, видимо, не вынимали сигарет изо рта. Сам главред – Сергей Бавли – чрезмерно толстый (особенно учитывая спортивную специфику издания) дядька с потным лицом и грубым голосом. Он похож на случайно забредшего в город медведя.
Начальник отдел футбола – хрен знает как его зовут – парень сразу видно с говнецом. Начальник отдела новостников – Чежегов, если я не ошибаюсь, — тридцатилетний короткостриженный парень с усами и огромной серьгой в ухе. В его образе есть что-то пиратское. Чуть позже оказывается, что у него электронная почта на имя «Джона Сильвера». Меня так и тянет назвать его «Окороком». Глаз у него наметан. В первой новости он замечает, что я написал «чемпионат Европу по водному полу». Во второй обнаруживает фактическую ошибку (я написал, что Прохоров владеет «Никс», а «Нетс»). Чуть позже он рассказывает о том, как пил водку с каким-то уэльсцем и цитирует «12 стульев». Мне он нравится.

Чежегов дает мне телефон Дэвида Блатта, главного тренера сборной России по баскетболу, просит уточнить информацию. Я нервничаю. В резюме я писал, что владею английским свободно. Конечно, это ложь. Я с трудом могу объяснить, что родился в Петербурге, а Лондон – это столица Великобритании. Однако делать нечего, приходиться звонить, ведь Чежегов пристально смотрит на меня, собираясь проделать дырку. Я потею и молюсь, чтобы Блатт не ответил. К счастью, номер занят. Я пробую несколько раз — безрезультатно. Фу-у-у-у, кажется, пронесло.

Дневник за 1 августа

Час ночи. Я сижу перед компьютером и слышу, как какие-то мудаки гоняют у «Карусели». Визжат покрышки, скрипят тормоза. Сукины дети учатся входить в виражи на скорости и делать полицейский разворот. Скорей бы у этих сосунков что-то началось получаться.

О нашем человеческом дебилизме. О людской наглости, так сказать. Шли сегодня по пешеходному переходу – на зеленый, хочу заметить. Серебристый Мерседес GLK поворачивал налево. Перед «зеброй» затормозил, пропуская нас. Спасибо, дядечка! Но у дядечки оказались нервы ни к черту. Мы дошли до середины дороги, когда этот мудозвон нажал на клаксон, мол, поторапливайтесь черти.
— Ах, ты, сука, — сказал я ему интеллигентно, стараясь фильтровать базар, все-таки дети рядом, — хули ты творишь, падла, совсем страх потерял?
— Вы, — говорит мне лощеный гражданин, приоткрывая окошечко, — слишком медленно идете.
Конечно, можно было после этого развернуться и идти дальше. Мол, все понятно. О чем еще с такими людьми разговаривать? О Блоке, о балете, о, прости Господи, опере? Они ведь на серебристых Мерседесах – стало быть элита… Но меня прошибла такая злость, что я готов был придушить этого мерзавца. Было бы что-нибудь тяжелое в руках (кроме Ники), кинул бы ему в лобовуху. Дядечка не стал отвечать на мои маты, закрыл окно и уехал. Скатертью дорога, кретин!
Читать далее Дневник за 1 августа

Дневник за 31 июля

Короче, мы едва продрали глаза и поехали всей семьей в Кронштадт. Там у меня должен был быть сюжет. Но сюжета так и не было, потому что чемпионат города по рыбалке перенесли на август. Хрен с ним! Зато мы неплохо провели время в городе с населением в сорок тысяч человек. Съели средней паршивости хот-дог в забегаловке напротив собора (он, кстати, на реконструкции и напоминает огромную, толстую мумию), справили малую нужду в ужасном туалете, где, казалось, дерьмо вот-вот перельется через край. Погуляли по улице с названием – Красная. Посмотрели на военные корабли. Ника упала и разбила себе колено. Мы смазали его йодом и наклеили пластырь. Витя изображал робота. В общем, полноценный семейный отдых.

Вечером в гости заехали Потаповы. Я выпил два или три рома с пепси и остался трезв. Это достижение.
У Алины очередная депрессия. Она вслух размышляет о превратностях судьбы, неудавшейся любви, исполнении мечтаний и прочей хери.
Она спросила меня:
— У тебя такое было, что ты воображал себя каким-то одним человеком, но вдруг понял, что ты им не являешься.
Мне это все надоело и я сказал
— Ты должна отталкиваться от реалий. Сопоставлять, с чего ты начинала и чего достигла. Давай посмотрим на факты. Ты дочь средней руки коммерсантов, промышляющих торговлей фруктами из Тьмутаракани. При этом ты получила неплохое высшее образовании в довольно престижном, по российским меркам, вузе, вышла замуж, вот-вот купишь квартиру и емеешь, в общем-то, неплохую работу. Главное – ты зарабатываешь себе на хлеб интеллектуальным трудом, а не сидишь в ларьке. Первая в своем роду. Согласись, ты приумножила капитал, который тебе дали родители.
Настроение у Алины улучшилось.
Вообще, мы мило посидели. Играли в покер – вернее странную игру, не похожую на покер, но которую Алина упорно покером называет. Сначала лидировал я, потом Алена. Но выиграл, в конце концов, Сергей. Алена обвинила в этом меня. Ладно, мне не жалко.

Дневник за 28 июля

Сегодня у нас было почти прямое включение на радио. За полчаса до эфира начинался сюжет. Я позвонил Алине и поговорил с ней, вроде как «с места событий». Потом выдал в эфир без единой монтажной склейки. Очень доволен работой. Кажется, я нашел новую мотивацию, чтобы делать это никому-не-нужное-радио достаточно интересным.

Писал весь день Голунова. Парень болтлив. Получилось неплохо на мой взгляд. Хотя тема скучновата. Или это я недоработал. Одно из двух.

Дали воду. Это хорошо. Просто счастье какое-то. И пусть вода мутноватого цвета и от нее воняет. От меня воняет еще больше. Моюсь.

Дневник за 27 июля

Купил билеты на поезд в Москву и обратно. В августе поедем на U2. 17 тысяч за четыре билета, конечно, дороговато. К счастью, за две контрамарки мне деньги вернут. С нами едет Катя и Ольга. Кажется, я их уже упоминал.
Потаповы считают, что ехать в Москву в купе – это непозволительная роскошь. Можно было за пятьсот уехать, говорят. Правда, в ночном сидячем. Но для Алены это не вариант. Да и я «стар уже для этого дерьма».

Сегодня очень жаркий день. Очень. Кажется, моя голова опухла и увеличилась в размерах в два раза. Удивительно, но я еще умудряюсь работать. Даже программу неплохую сделал. Молодчина, что сказать…

Дозвонился до Голунова. Обещал перезвонить, как освободиться. Жду. Правда, я не понял. Он имел в виду сегодня или какой-то неопределенный день .Непонятно… Но я все равно жду. А что еще делать?

Я решил сходить с ребенком на футбол. Иногда такое желание появляется. И что бы вы думали? Самый дешевый доступный за пять дней до матча билет стоит 1400 (почти на вираж, то есть за ворота). Полторы тысячи рублей (считай – три, я с ребенком) за то, чтобы попасть в фанатскую кучку, где какой-нибудь обдолбанный подросток из малообеспеченной семьи орал мне в ухо: «Хуй! Хуй! Хуй!», а дядька лет сорока с красным лицом смолил одну за другой, наплевав на всех. Билеты получше стоят уже две с половиной (считай – пять тысяч). Я, конечно, все понимаю, но разве это нормально? Для сравнения: билет на СКА стоит 300-800 рублей. Абонемент на сезон (почти тридцать матчей) – пять с небольшим тысяч. При этом ты попадаешь на цивилизованную арену, где тебя встречают учтивые стюарды, продаются вкусные хот-доги и в туалете можно спокойно сходить по нужде. На «Петровском», где играет «Зенит» я получил бы наглый ОМОН (правда, он сейчас минимизирован, но его присутствие ощущается), загаженные сиденья, на которых красуются шелуха от семечек и зассанный толчок, в который еще и не пробиться. Более того, на СКА я смотрю интересную, быструю, комбинационную игру, в которую играют настоящие мужики. А не унылый тыц-тыц, когда мяч катают поперек поля, не могут отдать нормальный пас и валятся на газон, схватившись за лицо, при первом же контакте с соперником.

Голунов все-таки позвонил. Как назло в этот момент я стоял в пробке. Позже, припарковавшись в кармане, интервьюировал его минут сорок. Потел, поскольку кондиционер сделал потише, слишком уж он шумел. Нормально получилось. Завтра предстоит облечь все это в удобоваримую форму.

Чертовски чешутся ноги. Это все дачные комары. Злые сволочи. Лишь только солнце зашло и стало не так жарко и душно, как днем, облепили меня всего. Спустя два дня я расчесал волдыри до такого состояния, что хочется отрезать ноги ниже колен.

Сегодня пива не пью. Даже безалкогольного. А похмелье все равно было. Как же без него? Но днем и недолго. Я как раз в этот момент писал статью. Так что даже не заметил.

Дневник за 20 июля 2010

Проснулся и включил телевизор. Там показывали клип группы «Кровосток». Ника смотрела мультяшный видеоряд с воодушевлением. В конце все умерли, а Ника улыбалась. У нее своеобразное восприятие мира.

Олег попросил купить ему классик-бургер, колы и большую картошку. Дает 250 рублей. Я говорю, что набор стоит 150.
— Нет-нет, — возражает Олег, — в наборе средняя кола, а мне нужна большая.
Я в недоумении.
— И ты готов заплатить за увеличение картошки-фри сто рублей?
Олег пожимает плечами.
— Почему бы и нет?
Так я понял, что в моей семье тоже есть Рокфеллер.

Ездили с Аленой к доктору. Пока жена таскалась по кабинетам, коротал время на детской площадке вместе с Никой. Девочка со знанием дела исследовала песочницу, качели, горку, деревянные машинки, поиграла с каким-то мальчиком лет четырех (она научилась строить глазки). Вид у нее такой, словно Ника – королева в мире. В принципе, так оно и есть.

Купили в магазине лампочку, а потом зашли в детский мир. Лампочку я положил в камеру хранения. Взял ключ с огромным квадратом вместо брелка. Ника потребовала ключ. Пришлось подчиниться и уступить его. Вскоре я потребовал ключ обратно, но вместо него дочь уже держала в руках какие-то тапки, подцепленные по дороге. Нам потребовалось минут двадцать, чтобы вернуть ключ обратно. Оказалось, детка, позарившись на тапки, запихнула ключ в соседнюю обувку. Пока мы искали пропажу, она смотрела на нас своими большими прекрасными глазами.

Дневник за 19 июля 2010

19 июля 2010

Меня разбудил звук падающего с огромной высоты мусора, разбивающегося об контейнер. Я уже и забыл – какое это счастье иметь в доме мусоропровод.

С утра звонили из IKEA. Мне должны привести диван.
— Хозяин, — сказал голос с восточным акцентом, — ты дома?
— Нет, — говорю, — на работе. И жена – в магазине. Вы же с двенадцати мебель развозите.
— Да, — говорят, — но меня ждет Петроградка. Поэтому сначала – к вам, хозяин.
— Ладно, валяй.
Позвонил, напряг жену, чтобы быстрее тащилась из магазина. В итоге приехали все равно после двенадцати.
И кто после этого хозяин?

Алена забыла пароль к своему ЖЖ. Вернее, не забыла, а его просто украли. Скорее всего, какой-то гадкий троян. Все утро Алена занималась восстановлением пароля. Звонила мне, плакала, ругалась, взывала к справедливости. У меня испортилось настроение. Конечно, потеря кулинарного блога – далеко не самое трагическое событие, но все же… Да и Алена к этому так серьезно относилась… В общем, два часа я ходил чернее тучи. Потом Алена позвонила снова. Сказала, пароль восстановлен. И настроение вернулась на «докризисный уровень».
Кстати, это несложно.

Нашему куратору – пресс-секретарю администрации Фрунзенского района – сделали втык «сверху». (Все чиновники боятся «втыка сверху», для них это хуже чумы). Виновником, конечно, стал я. Статью про медалистов-школьников я озаглавил «Золотая молодежь». А влетело куратору под предлогом того, что «золотая молодежь» — это, мол, Собчак. А что Собчак? По мне она гораздо лучше, чем Шлапак, Лычак и Шапокляк.

Захожу на сайт одного мотопробега. Читаю об участниках и вижу: «Андрей Инокентьев – стаж вождения мотоцикла — 30 лет. Кроме мотоспорта увлекается цветами и птицеводством». Такой вот байкер-флорист-птицевод.

Силой заставил себя посмотреть матч Крылья Советов – ЦСКА. Обе команды делали все возможное, чтобы я выключил это унылое зрелище, но я тужился, фыркал, скрипел зубами и терпел, терпел! Вытерпел. И зачем такой невзрачной лиге какие-то замысловатые переходы с системы весна – осень на осень – весна. Что это изменит?