Снег

Снег шел весь день и всю ночь, а под утро усилился. Когда Герман вышел на балкон, чтобы выкурить сигарету, то не узнал свой город. Все было белым, будто неаккуратный мельник просыпал него мешок с мукой. Солнце еще и не думало вставать, а от ночи и след простыл – это фонари бросали в снежную белизну мутный свет, озаряя округу. Герман, ежась на сильном ветру, сделал несколько поспешных затяжек и вернулся в квартиру. Следовало торопиться в аэропорт – встречать друга.

Герман быстро оделся, выпил на ходу кружку растворимого кофе, поцеловал спящую жену.

— Уходишь? — спросила она, по обыкновению не просыпаясь.

— Ага.

— Хлеба купи.

Герман пообещал купить, хотя был почти уверен, что забудет это сделать, да и его жена сказала это по привычке. Надо же было чем-то занять мужа.

Выйдя из подъезда, Герман тут же провалился в снег. За сутки его выпало столько, сколько не выпало за всю прошлую зиму. Дворник то ли запил, то ли уволился, то ли его вообще никогда не было — Герман не знал. В этот момент он впервые задумался о существовании такой профессии.

Перед ним был белый океан, который ему предстояло преодолеть. К счастью, его машина стояла недалеко. Вернувшись вечером с работы, Герман представить себе не мог, что за ночь его небольшое «Пежо» превратиться в сугроб. Матерясь и проклиная все, что можно, он начал очищать машину.

— Интересно, — подумал он вслух, — когда я закончу с этим, что я буду делать дальше?

Ответить на поставленный вопрос он не успел. Мимо него, разбрызгивая в разные стороны снежные хлопья, проплыл небольшой внедорожник. Герман только успел подумать о том, как везет одним и как не везет другим, как машина, взревев, как раненный медведь, прочно села в снег. Из нее, размахивая руками, выскочил мужик в пуховике и, причитая, начал носиться вокруг авто. Герман, не прекращая работу, посматривал в его сторону.

— Ах, ты, мать твою за ногу! Ах, ты, мать твою! — причитал мужик.

— Может, толкнуть? — предложил Герман. Мужик посмотрел на него с надеждой. Но машина не поддавалась, а еще больше увязала в месиве. Вдвоем они копошились около пяти минут. Герман весь испачкался в выброшенном из под колес снеге. Он уже был готов послать мужика куда подальше, прокляв свою вежливость и чувство товарищества, как проходившие мимо двое прохожих тоже взвались помогать. Но результата и это не принесло. Лишь только Герман окончательно выбился из сил.

— Я больше не могу, — сказал он мужику, вновь выскочившему на свет божий.

— Подожди! — закричал тот, — сейчас за лопатой сбегаю — и все!

— Не могу, — замотал головой Герман, — я в аэропорт опаздываю. Друг прилетает. Не могу!

— Ах, ты! — разочарованно покачал головой мужик. Он смотрел на Германа, как на предателя.

— Не могу, — повторил Герман уже на бегу. Поняв, что со своей машиной со двора ему будет не выбраться, Герман бросился к остановке. Мужик, кажется, заплакал.

На ходу Герман набирал осевший в голове телефон службы такси. Ответили не сразу.

— Такси бы, — взмолился Герман.

— Тройной тариф, — отчеканила девушка на другом конце провода. Герман даже остановился.

— Как это?

— А так. Вы на улице были сегодня?

— Был.

— Ну и  как вам?

— Не очень.

— Вот и нам не очень. По городу не проехать. Все в снегу. Как в блокаду.

Герман был в отчаянии.

— Хорошо, — согласился он, — тройной, так тройной.

— Такси будет через три часа, — сказала девушка.

— Три часа? Это шутка?

— Нет. Уборка улиц спецтранспортом — вот это шутка. А такси через три часа  — реальность.

— Через полчаса никак?

— Тогда — десять цен.

— Сколько?

— Десять.

Герман даже договаривать не стал. Он гневно повесил трубку. Ему хотелось, чтобы оператор таксопарка поняла глубину его возмущения. Но оператор, скорее всего, ничего не поняла. Он позвонил еще в пару компаний — ответ был примерно тем же. Тогда Герман бросился к остановке ловить транспорт с руки. На проспекте творилось что-то неописуемое. Водители жали на клаксоны, моргали дальним светом, ругались, высунувшись из окна, но не трогались с места. В этот момент Герман осознал, что фраза «Город встал» вовсе не метафора. И несмотря на то, что все обозримое пространство представляло собой одну огромную пробку, на обочинах, заваленных снегом, нашлось немало таких же, как он, голосующих. Одному из них удалось остановить частника. Он схватился за дверь с криком: «Езжай, Езжай», надеясь, вероятно, запрыгнуть на ходу, но его потянули назад чьи-то крепкие руки, и он оказался на снегу. Тут же на переднее кресло запрыгнуло три человека, и между ними завязалась нешуточная борьба за возможность даже не ехать, а просто стоять в транспортном средстве. Оценив масштаб катастрофы, Герман принял единственно правильное решение — он бросился бежать. В двух кварталах от дома ему удалось поймать усатого азербайджанца на помятой «пятерке».

— Куда? — спросил он.

— В аэропорт.

Лицо водителя алчно вытянулось.

— Пять тысяч, — сказал он.

— Согласен, — сказал Герман, плюхнулся на сидение, отсчитал деньги, — быстро доедем? — спросил он.

— Нет, — честно сказал водитель, и Герман даже был почти рад этой честности.

В пути он беспрестанно звонил по телефону, стараясь предупредить друга, но абонент был недоступен. «Значит, еще не сел», — радовался Герман, и в его глазах читалась надежда.

Водитель попался довольно бестолковый. Он несколько раз сворачивал не туда, перестраивался из ряда в ряд, не включая «поворотник», пробуксовывал в снегу, но при этом стабильно превышал скорость, хотя казалось, что на такой машине этого физически нельзя сделать.

Прошло часа два, пока они оказались на выезде из города.

— Менты, — сказал водитель без какого-то либо акцента, — остановят… сволочи…

— Вряд ли, — сказал Герман, и посмотрел в глаза постовому. Постовой машину тут же остановил.

— Если что, — сказал водитель, — ты мой друг.

Герман был готов плакать.

— Друг? А зовут-то тебя как, друг?

— Егор, — сказал водитель, и Герману почему-то показалось, что он шутит.

У сотрудника органов к водителю был целый комплекс претензий. Отсутствие техталона и аптечки, грязные номера, неработающие фары. Егор все это отрицал.

— Ну, у тебя же фара не работает! — кричал гаишник.

— Нет, — говорил Егор, — работает.

— Да как же она работает, когда она не работает?

Егор пожимал плечами.

— Почему же? Работает…

— Да где же она работает…

Герман понял, что этот диалог может длиться вечно. Номер друга по-прежнему был недоступен. «Может, у него телефон сел, и сейчас он шляется туда-сюда по аэропорту?», — думал Герман. Его нервы не выдержали, он вышел из машины и просто пошел в сторону аэропорта.

— Ты куда? — крикнул ему вслед водитель. Герман молча указал куда-то в белесую пелену.

Он шел долго, и падал несколько раз. На подходе к аэропорту он обогнал другого беднягу, который еле брел, проваливаясь в сугробы. На его бороде густым слоем налип снег. В его глазах читалось отчаяние.

Наконец, обессиленный, Герман добрался до места. Когда же он увидел табло аэропорта, ему захотелось рассмеяться. Рейс задерживали на девять часов. Петербург не принимал самолеты.

Дневник. 21 декабря.

Герои.

Мы с Аленой играем в «Героев». Играем до стертых пальцев, до боли в глазах, до потери пульса. Играем до тех пор, пока не возникнет желание сломать ноутбук. Никто не может нам помешать. Ни плачущая Ника (она требует, чтобы на нее обратили внимание), ни желание спать, ни скопившиеся дела. К черту все! Мы с Аленой играем в «Героев».

Бухгалтерша.

У Ники очень умное лицо. Понимающее. Все свои действия она совершает с достоинством, уверенностью в себе. Этому у нее можно поучиться. Даже пульт от телевизора – а это ее любимая игрушка – она сосет с таким выражением, с каким некоторые пишут диссертацию. Иногда она глядит по-другому. Мол, родители, я понимаю, конечно, что веду себя неадекватно, но ведь я ребенок, я не могу по-другому, так что, терпение, дорогие, терпения!

Ах, да! Ника очаровательна. Мне кажется, ее ждет большое будущее. Либо она станет бухгалтером. Либо литератором. Третьего не дано.

Метель.

На город обрушился циклон. Сутки шел снег. Разумеется, дороги превратились в кашу, ведь никто и не думал убирать всю эту гадость с улиц. Нет, к вечеру появилась спецтехника, и я даже своими глазами видел грузовик со снегом, отъезжающий куда-то в сторону области. Но к тому времени уже было поздно. Весь город стоял. Я ехал на работу полтора часа. Обратно – час, но только благодаря тому, что рванул по кольцевой. Ее тоже никто не убирал, и навстречу мне стояла гигантская, змееподобная пробка. Мне повезло больше. Я успел отвезти Витю в садик.

Межконтинентальный кубок содружества

Во всем мире мне не нравятся две команды – Челси и Интер. Я долго думал – почему? Что их связывает, ну, кроме, разумеется, Моуриньо. И так и не додумался. Ведь не в Моуриньо же дело! Интер меня раздражал задолго до него. Еще когда в нем играл Роналдо, тот другой – бразильский. Впрочем, ладно. Ведь матчи Интера я почти никогда не смотрю. Скучно.

Вчера я включил Челси и размышлял над тем, какая же эта посредственненькая команда. Не зря их называют пенсионерами. Если бы не Дидье, понимаешь, Дрогба и не Джон, между прочим, Терри, смотреть было бы совсем нечего. Втайне надеялся, что они потеряют очки. И они это сделали. Спасибо.

Еще вкушал Барселону, игравшую в финале самого странного официального турнира на планете. Турнира, в котором есть несколько стадий, но в котором более-менее интересен только один матч — финальный. М-да… Да и матч получился не очень. Ну, пропустила Барселона. Ну, пыталась отыграться. Ну, это получилось. Все довольно банально. И Эстудиантес, несмотря на то что вел в счете, как-то абсолютно не запомнился. Верон, например, продолжает заниматься тем же, чем он с успехом занимался, играя за МЮ и Челси – грамотно растворяется на поле. Это ведь тоже большое искусство. Особенно для центрального полузащитника. В общем, не порадовал меня этот Межконтинентальный кубок содружества.

Деньги и наркотики

В школе №304 Центрального района состоялись учения по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Легенда учений составлялась по принципу: «беда не приходит одна». В этот день профессионалы отработали действия по обезвреживанию бомбы, освобождению заложников и борьбе с огнем. Действия специальных служб были признаны успешными.

Заместитель директора школы №304 вошла в кабинет своего начальника и дрожащим голосом сообщила Валентине Чекиной, что в здании заложена бомба. Ни один мускул не дрогнул на лице Валентины Дмитриевны. Она тут же отдала приказ готовить детей и персонал к эвакуации, а сама позвонила в милицию, скорую и, почему-то, в Смольный. С этой сцены начались учения по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Правда, в этом случае, речь, скорее, должна была идти лишь о ликвидации. Все-таки заложенная в образовательном учреждении бомба – это, как ни крути, уже ЧП.

Педагоги сработали оперативно. Не прошло и минуты после объявления по радио о немедленной эвакуации, как к дверям стройным потоком потянулись школьники. Надо отдать им должное. Их лица, предельно сосредоточенные, говорили о том, что даже дети подошли к учениям со всей серьезностью.

Дальше разработчики легенды предусмотрели интересный драматургический поворот. Во время эвакуации детей в школу проникли террористы и захватили на втором этаже в заложники пятерых старшеклассников. Бомба к тому времени уже перестала кого-либо интересовать. К школе на спецтранспорте подъехал отряд ОМОН и в лучших традициях аркадных игр проник внутрь. А с лже-террористами стал работать психолог. Террористы уверенно играли свою роль.

— Нам нужны деньги и наркотики! – твердили они, перевесившись через перила, — деньги и наркотики!

В какой-то момент показалось, что они готовы начать ругаться матом. Для убедительности. Но всех успокоил психолог ОМОН. Он действовал по своему методу. Из американских боевиков мы знаем, что главное в переговорах с террористами – тянуть время. Психолог тянул.

— Вот скажите, — говорил он в мегафон, и в его голосе звучал укор — когда вы были детьми, то тоже учились в школе. К вам, наверное, никто с оружием не приходил…

— Деньги и наркотики! – неслось в ответ.

— А хотите, мы обменяем всех заложников на директора школы? – вдруг поменял тактику психолог. Может быть, решил сыграть на комплексах, которые могли развиться у террористов во время учебы.

— Только деньги! – сказал один террорист.

— …и наркотики! – добавил другой.

— Может быть, вам чаю горячего налить? – пустил в оборот свое последнее оружие психолог.

— Спасибо большое, — удивленно ответили интеллигентные террористы. Такого поворота событий они не ожидали. Но тут случилось совсем неожиданное. Раздался звук взрыва, со второго этажа повалил густой сизый дым, и бойцы ОМОН скрутили террористов. Дым был настоящий и довольно едкий. Да и «террористов» скрутили как-то уж очень неласково.

После этого, казалось, можно расходиться по домам, но неизвестный драматург продолжал гнуть свою линию. Интрига сюжета делала еще один виток. Теперь в школе начался пожар, и на борьбу с ним приехали огнеборцы. Кто-то зажег еще несколько шашек. Дышать стало совсем тяжело.

Пожарные работали молча и слаженно. Начавшие замерзать школьники внимательно следили за тем, как курсанты училища МЧС надувают батут. Другие курсанты, исполнявшие роль потерпевших, прыгали на него со второго этажа. Двое пожарных несли на носилках манекен. Добежав до кареты скорой помощи, они помялись, помялись и бросили носилки на землю.

«Учения прошли удачно, – рассказал прессе начальник управления МЧС России в Центральном районе Игорь Савиных. – Это масштабная работа, в которой участвовало почти сто человек из разных служб. Мы хотели отработать их взаимодействие, и у нас это получилось. Конечно, не обошлось и без накладок. Но мы будет над ними работать. Для этого учения и проводятся».

Все закончилось хорошо. А школьникам повезло особенно. После учений их отпустили по домам.

Базель и Крауч

Вечер. Включил телевизор на игре Базеля и Фулхэма. Интрига, закрученный сюжет – все как надо. Только вот качество футбола невеликое. Все ошибаются: не попадают по мячу, делают неточные передачи, падают ни с того, ни с сего. Даже арбитр назначает искусственный пенальти. Причем, со второго раза. Сначала показал на угловой. Но Фулхэм все равно выиграл и вышел в следующую стадию. А Базель – нет. А все благодаря отличной комбинации по левому флангу. Не помню, кто там простреливал, но сделай он это по шаблону – ничего бы не вышло, а парень – умница – отдал низом и чуть-чуть назад. И Гера забил. Молодец Гера!

Кстати, вратаря «Базеля» зовут Коломбо. А одного из полевых игроков – Стокер. Ну, и еще, конечно, Шурпф. Паскаль Шурпф.

Дальше смотрел Ман Сити и Тотенхэм – две особенно нелюбимые мной команды. Но я не смог пропустить этот матч, потому что узнал – Крауч в составе. Я его персональный поклонник. Жаль, на современном телевидении нет опции «отключить остальных игроков». Я мог бы просто с наслаждением наблюдать за его маневрами. В его движениях, я бы даже сказал – маневрах скрыто все шоу. Это также прекрасно, как манера выброса мяча из аута Микой Ричардсом.

Как бы чего не вышло

Состоялось совместное заседание антитеррористической комиссии и Комиссии по предупреждению чрезвычайных ситуаций. На ней поднят вопрос пожарной безопасности при проведении рождественских праздников – тема болезненная и острая. Во Фрунзенском районе на новогоднюю декаду планируется восемьдесят массовых мероприятий. Обеспечить во время их проведения безопасность жителей – главная задача администрации.

После трагедии в Перми пожарной безопасности уделяется пристальное внимание. Тем более, приближаются новогодние праздники, а это — вечеринки, салюты, фейерверки и петарды. Для того чтобы каникулы прошли без эксцессов, нужно принять, как принято говорить, комплекс профилактических мер. Открывая заседание, глава района Терентий Мещеряков отметил, администрация района, МЧС, Госпожнадзор и милиция должны сделать все, чтобы в районе обошлось без ЧП: «Нас ждут десятидневные каникулы, а культура проведения праздников далека от идеала. Оставляет желать лучшего и качество пиротехники, а также меры безопасности при ее использовании», — выразил он свою озабоченность.

Эту озабоченность разделяют и в Правительстве города. 10 декабря в Смольном принято Постановление, которое вводит с 14-го числа особый противопожарный режим. В период его действия запрещается применять пиротехнические изделия и огневые эффекты в зданиях при проведении праздничных вечеров. Также запрещается их применение на открытых территориях без согласования с соответствующими структурами. Появились и другие ограничения. Например, постановлением запрещается реализация пиротехнических изделий вне отдельно стоящих специализированных магазинов или отделов. Также документ рекомендует руководителям организаций провести внеплановые инструктажи работников и дополнительные практические занятия по отработке эвакуации людей. Кроме того, следует проверить исправность средств пожаротушения.

Гопожнадзор в предпраздничные дни ведет активную проверку объектов, где планируется провести новогодние концерты. Это пятьдесят шесть школ, восемьдесят три детских сада и пять открытых площадок, в том числе и площадь перед зданием администрации. Не минула чаша сия и ночные клубы, причем представитель Госпожнадзора Вячеслав Чернов отметил, рейды планировались еще в начале года, задолго до трагедии в клубе «Хромая лошадь». По результатам проверок выявлено более ста нарушений, а в суд направлены материалы по двум клубам: «Fireball» и «Кенгуру». Если суд встанет на сторону МЧС, увеселительные места будут закрыты. Проверяли специалисты и места торговли пиротехникой. Торговые сети отличились дисциплинированностью, из тридцати пяти объектов торговли нарушения выявлены только на двух.

Единственная проблема, которая была выявлена на заседании – согласно Федеральному Закону №294 Госпожнадзор теперь не может проводить внеплановые проверки. Они нарушают права предпринимателей. Исключение может быть сделано после запроса прокуратуры, а пока что таких запросов во Фрунзенское отделение Госпожнадзора не поступало. Так что, у бизнесменов есть время подготовиться к визиту контролирующих органов. Но это как раз тот случай, когда главное не наказать за нарушение, а исправить его.

Смотрю обзор

Утро. Смотрю обзор итальянской серии А. Выглядит все это довольно безумно. Во-первых, на сюжет о каждом матче они накладывают фоновую музыку. Музыка самая разная. От Red Hot Chili Peppers до местных итальянских исполнителей (но не Паваротти). Во-вторых, у них там монтаж, как в клипе Pink. Красиво, но что происходит – непонятно.

Кое-как выяснил, что Милан и Ювентус проиграли. И Интер выиграл. Жаль.

Размер имеет значение

В «Ленэкспо» прошел VII форум малого предпринимательства Петербурга. В его рамках заключено соглашение с Центром малого бизнеса Хельсинского университета экономики. Представители Смольного говорили, что самое плохое позади. А Центральный район удивил всех оригинальной концепцией.

Седьмой форум малого предпринимательства отличался от шестого и пятого. Гостей поменьше, настроение похуже, за аккредитациями очередь. Уборщицы, не стесняясь, моют пол за пять минут до открытия, работает только один гардероб. Даже мальчик в красной футболке, на фоне голубого неба запускающий самолетик – символ программы развития малого предпринимательства в Петербурге – кажется каким-то унылым. Дело, наверное, в том, что вырасти из коротких штанишек мальчику (читай – бизнесу) не позволил кризис. В минувший год было не до развития, остаться бы на плаву. Многим это удалось. Но все же кризис невидимой тенью следовал за всеми участниками форума. Кризис обсуждали рядом со стендами, в очереди за аккредитациями и у кофейного аппарата. «Ну, как вы там?», – с надеждой в голосе спрашивали одни предприниматели других, как иногда спрашивают бойцов, устало бредущих с линии фронта. «Держимся», – отвечали другие. И их вид не давал усомниться в том, что они продержатся до конца.

Предприятия Центрального района этот год пережили без особых потерь. Отчасти это связано с тем, что в центре города больше всего развиты сферы питания и обслуживания. А люди, несмотря на кризис, продолжали посещать рестораны. «Мы не зафиксировали резкого сокращения предприятий, – рассказал заместитель главы района Владислав Жуков, – проблем было достаточно, но в целом бизнес доказал свою жизнеспособность».

В этом году на форум администрация приехала с концепцией «Наш дом». Стенд района украшают изделия компаний, занимающихся малоэтажным строительством, отоплением и охраной. Одна из фирм презентует высокотехнологичную систему управления домом. Свет можно включать либо голосом, либо, что эффектнее, хлопком. С этой системой резко контрастирует кузнец в историческом костюме. Это предприниматель Сергей Васильев. В Центральном районе у него бизнес, связанный с чеканкой монет. Сюда Васильева пригласила администрация, и он отвечает за сувенирную продукцию – по старинной технологии чеканит монеты в память о форуме. Этот год для Сергея, как и для большинства коммерсантов, сложился непросто, но он уповает на лучшее. В общем, как и все. Недаром на проводившемся накануне форума районном семинаре предприниматели улыбались и в интервью несколько раз упоминали, что «смотрят в будущее с оптимизмом».

Владислав Жуков подчеркивает, в этом году у бизнесменов появились и новые возможности. На улице Маяковского, дом 46 открылся Дом предпринимателя, а при городском общественном совете заработала юридическая служба. Туда могут обращаться бизнесмены, столкнувшиеся с незаконными проверками. «Власть и бизнес идут друг другу навстречу», – резюмирует Владислав Борисович.

На церемонии открытия вице-губернатор Санкт-Петербурга Михаил Осеевский говорить о проблемах тоже не стал. «Перед форумом выпал долгожданный снег. Все вернулось на круги своя, а значит, мы на правильном пути», – оптимистично заявил вице-губернатор, имея в виду не только погоду. В рамках открытия форума между первым городским бизнес-инкубатором и Центром малого бизнеса Хельсинского университета экономики заключен договор о сотрудничестве. По мнению присутствующих, это должно стать символом нового этапа развития петербургского бизнеса, а следующий год – годом прорыва. Недаром в конце своей речи Михаил Осеевский поздравил всех с наступающим праздником.

Сток и все, все, все

В выходные удалось посмотреть пять матчей. Три целиком, два – небольшими отрезками. Майнц — Штуттгарт включил вообще случайно. Хотел узнать – не идет ли КВН, а наткнулся на футбол. Обрадовался. Тем более, в этот момент мяч попал в Погребняка и отлетел в ворота. На повторе видно, Погребняк, в принципе, не хотел забивать. Когда он понял, что это случилось, его счастью не было предела. Если Филиппо Индзаги – игрок отскока, то Погребняк – игрок-отскок.

Сток – Уиган я смотрел ровно тридцать секунд. Включил телевизор на шестьдесят девятой минуте матча. Через пол-минуты я выключил, подумав «Боже, какая скукота!». Дурак. Спустя три минуты защитник Уигана положил такой мяч, который увидеть в прямом эфире – настоящая радость для футбольного гурмана. Увы. Не стоит свысока относится к середнякам английской Премьер-лиги. Тем более, что это был один из лучших матчей уик-энда. А судьба подарила мне гораздо более скучный матч с гораздо более сладкой вывеской.

Зато я целиком посмотрел Челси-Эвертон. Видел, как ошибался Чех и как смешно забивали «ириски». Дважды они попадали в ворота после случайных рикошетов. Один раз помог вратарь – мяч попал ему в спину. Третий гол вообще стал подарком от Дидье Дрогба. Хотя попасть головой в огромного Луи Саа – дело нехитрое. От Саа мяч залетел в ворота. Погребняк быстро прижился бы в Эвертоне.

Вечером субботы Реал играл с Валенсией. Выиграл. Хотя я так и не понял за счет чего. Валенсия двигалась быстрее, пасовала точнее, била сильнее. Классная команда. На мой взгляд, лучше Севильи. Но у Реала забил аргентинский защитник Эскиель Гарай. Комментатор упорно называл его Изекилем, и библейское имя идет ему больше. Не знаю почему. Теперь ему играть в старте вместо Пепе Длинный Чулок. Португалец вылетел на полгода.

И вишенка на торте – это Ливерпуль – Арсенал. Вишенка, кстати, полусгнившая. Игра была скучна до зевоты. Сразу вспомнился Сток. Просто сток тоже вспомнился. В перерыве я начал его чистить (жена просила) и так увлекся, что пропустил первые пятнадцать минут второго тайма. Когда еще в моей жизни работа по дому была интереснее футбола? Или я старею?

Аршавин снова забил. Хотя мне его игра нравится все меньше и меньше. Он играет так, словно это матч на первенство района, а не Премьер-лига. Или футбольный симулятор какой-нибудь. Лентяй. Выкладывался бы по полной, стал бы… хорошим левым защитником.

В выходные удалось посмотреть пять матчей. Три целиком, два – небольшими отрезками. Майнц — Штуттгарт включил вообще случайно. Хотел узнать – не идет ли КВН, а наткнулся на футбол. Обрадовался. Тем более, в этот момент мяч попал в Погребняка и отлетел в ворота. На повторе видно, Погребняк, в принципе, не хотел забивать. Когда он понял, что это случилось, его счастью не было предела. Если Филиппо Индзаги – игрок отскока, то Погребняк – игрок-отскок.

Сток – Уиган я смотрел ровно тридцать секунд. Включил телевизор на шестьдесят девятой минуте матча. Через пол-минуты я выключил, подумав «Боже, какая скукота!». Дурак. Спустя три минуты защитник Уигана положил такой мяч, который увидеть в прямом эфире – настоящая радость для футбольного гурмана. Увы. Не стоит свысока относится к середнякам английской Премьер-лиги. Тем более, что это был один из лучших матчей уик-энда. А судьба подарила мне гораздо более скучный матч с гораздо более сладкой вывеской.

Зато я целиком посмотрел Челси-Эвертон. Видел, как ошибался Чех и как смешно забивали «ириски». Дважды они попадали в ворота после случайных рикошетов. Один раз помог вратарь – мяч попал ему в спину. Третий гол вообще стал подарком от Дидье Дрогба. Хотя попасть головой в огромного Луи Саа – дело нехитрое. От Саа мяч залетел в ворота. Погребняк быстро прижился бы в Эвертоне.

Вечером субботы Реал играл с Валенсией. Выиграл. Хотя я так и не понял за счет чего. Валенсия двигалась быстрее, пасовала точнее, била сильнее. Классная команда. На мой взгляд, лучше Севильи. Но у Реала забил аргентинский защитник Эскиель Гарай. Комментатор упорно называл его Изекилем, и библейское имя идет ему больше. Не знаю почему. Теперь ему играть в старте вместо Пепе Длинный Чулок. Португалец вылетел на полгода.

И вишенка на торте – это Ливерпуль – Арсенал. Вишенка, кстати, полусгнившая. Игра была скучна до зевоты. Сразу вспомнился Сток. Просто сток тоже вспомнился. В перерыве я начал его чистить (жена просила) и так увлекся, что пропустил первые пятнадцать минут второго тайма. Когда еще в моей жизни работа по дому была интереснее футбола? Или я старею?

Аршавин снова забил. Хотя мне его игра нравится все меньше и меньше. Он играет так, словно это матч на первенство района, а не Премьер-лига. Или футбольный симулятор какой-нибудь. Лентяй. Выкладывался бы по полной, стал бы… хорошим левым защитником.