7 февраля 2012. Пунктир

Утро вместило в себя творожную запеканку, кофе и необычайную бодрость. Готов был танцевать вприсядку. И это в семь утра! Вместо танцев проверил почту и пошел вместе с детьми отскребать машину от изморози.

Сегодня хотел забрать витины штаны из ремонта, но понял, что тогда не успею на лекцию по литературе. Решил, штаны подождут, хотя что-то мне подсказывало, что штаны не умеют ждать.

Хотел есть, зашел в одно кафе на Каменоостровском. Снаружи оно выглядело прилично, а внутри напоминало советский шалман. В холодильнике увядали готовые бутерброды, сомнительные пирожные и пирог с мясом за 89 рублей. Я взял американо с молоком и бутерброд с колбасой.
– Мне, – говорю, – сэндвич.
– Нет, – говорит продавщица, – нет сэндвичей. Есть бутерброды.
Я согласился.
– Ладно, давайте, что есть.
Потом я понял, в чем разница. Бутерброды они подогревают в микроволновки, и все овощи, положенные внутрь, тоже подогреваются. Не знаю, что может быть хуже теплого огурца. Только холодный бульон.

Есть точка, многоточие и еще один секретный знак пунктуации – малоточие. Только тссс! – не говорите о нем никому, он же секретный!

Сидел сегодня на лекции в аудитории, в которой рядом на полках стояли книги «500 великих марок пива», «История Моссаада» и Фолкнер в оригинале. И несмотря на это, меня клонило в сон. Это были два часа пустозвонства.

Слышали, Аллегрова в Питере выступает? Если судить по фотографии, то не одна, а с фотошопом.

Пути придурков неисповедимы.

Тесто в сосиске.

Хуже приуменьшения может быть только обобщение.

У России действительно свой особенный, уникальный путь. Но обольщаться не стоит. Свой особенный путь есть даже у Лихтенштейна.

– Файл загрузил?
– Файл за грузин.