9 ноября 2015. Пунктир

Одна из загадок нашей жизни – искусственный, гранулированный кофе стоит дороже, чем натуральный в зернах.

Творчество Бродского – это мюзикл «Иисус Христос – суперзвезда» в киберпанковых декорациях.

Писатели как грибы. Растут сами по себе. Умирают от заморозков.

В библиотеку Маяковского иногда заходят бездомные. Сидят в гардеробе, греются, дремлют. Это доказывает тот факт, что культура может решать и социальные проблемы.

Услышал у Эренбурга: Таиров основал Камерный театр. Гастролировал с ним по Сибири. И вот перед одним выступлением к нему обратились с вопросом: «Скажите, а у вас только камерники или вольнонаемные тоже есть?» Решили, что театр – тюремный.

Бесстрашный скунс так и не нашел смысла в жизни.

28 мая 2015. Пунктир

Был на встрече с Борисом Мессерером – второй муж Бэлы Ахмадуллиной, художник. В Музее Ахматовой он должен был рассказывать что-то о Бродском, но почему-то получилось так, что он на протяжении полутора часов опровергал тезис, озвученный в книге Элендеи Проффер о том, что Бродский не любил Ахмадуллину (что-то не помню я там такого). В итоге время спикера поделилось примерно поровну между двумя поэтами И.Б. и Б.А.

Сам рассказ был достаточно нудный. За девяносто минут Мессерер рассказал всего одну забавную историю, да и то ее мне уже приходилось где-то читать. История о том, как Бродский встретил своих друзей в Коннектикуте и повез их по хайвею (нарушая все правила, и однажды даже выехав на встречную полосу – по незнанию). Они приехали в Нью-Йорк, в какие-то заброшенные доки, грязный пирс. Ходили по берегу, слушая чаек. Вдалеке виднелись кирпичные дома, портовые краны. «Слушай, – сказал Бэла, – это же Ленинград!» «Да», – ответил Бродский и заулыбался.
Историй могло быть и побольше.

В зале сидел Андрей Юрьевич Арьев, серьезный, внимательный. Я думал к нему подойти, но после финального свистка он пошел к гостю, и я остался отрезан от большой культуры.

Купил книгу Ахматовой за двести рублей. Всю встречу сидел на стуле и размышлял: брать, не брать. Денег мало, жаль тратить лишнее. Решил не брать, но уходя, остановился у лотка, переступая с ноги на ногу. Прикусил губу. Ладно! Гулять так гулять…

Завершил вечер артист театра МДТ, который, сильно переигрывая, прочитал отрыв из поэмы Бродского. Причем, один раз он забыл текст – пришлось смотреть в книгу. В общем, это был провал. Парня жалко. С другой стороны – театр МДТ, у парня все будет хорошо.

Безусловно любимый отрывок у Бродского

Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.

И от Цезаря далеко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники – ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.