1 февраля 2012. Пунктир

Холод не тетка.

Заходит тут дама с утра. А я в офисе один, совсем один.
– Извините, – говорит, – а у вас есть резак?
– Нет.
– А гильотина?
– Боже, нет.
– Жаль. А то нужно фотографии разрезать.
– А я уж думал – Великую французскую революцию устраиваете…

Видел сегодня велосипедиста. То ли весна близко, то ли психбольница.

Сегодня вечером мне нужно было заехать в два места: распечатать кое-что на Восстания, 1 и отдать документы в союзе журналистов. И надо же было такому случиться, что в очереди на Восстания, 1 я поссорился с тетей, которая потом оказалась секретарем союза. Это было слишком похоже на плохую пьесу, поэтому даже не хочется в подробностях описывать.

Бодрый нудень.

У нас в офисе сравнительно тепло. А вот в столовой, где мы обедаем, просто Арктика. Там теперь нет такого понятия, как горячее. Только холодное. Приходиться брать либо первое, либо второе. Потому что пока ешь суп, макароны остывают. А если сначала ешь макароны, то остывает суп. Хожу теперь голодный и злой.

Кстати, вспомнилось, как иностранцы реагируют на борщ. Они спрашивают: «Боже, русские, зачем вы варите салат?»