13 октября 2015. Пунктир

Ника болеет. Сидим с ней дома. Она учится показывать фокусы. Я учусь быть терпеливым зрителем.

В сауну заходит мужичок.
– Ну что, – спрашивает, – поддадим?
Никто не возражает. Только один громила говорит:
– Ты с этим аккуратно. Я хочу париться, а не вариться.

Профессия – литературовред.

– Что Горький делал на Капри?
– Капризничал…

У Валерия Попова в ЖЗЛ Довлатова: «Сережа сотворил ад на свой лад».

Больше писателей врут только политики.

– За хорошую работу мы будем премировать!
– А за плохую?
– А за плохую… кремировать!

Бритва под Москвой.

– Над чем ты сейчас работаешь?
– Над собой.

11 декабря 2012. Пунктир

Снова снегопад, но на этот раз какой-то жидкий. Даже пробок по большому счету так и не случилось. Может, кончились.

Работа и окрыляет, и угнетает одновременно. Превращает в горгулью.

«У проституток со мной сложились натянутые отношения»

Зима в России большая и неуклюжая, как мамонт. Но вот вымрет ли?

Быт спит.

Писал сегодня какую-то статью. Вместо «горячая линия» написал «горячая лилия». Решил оставить. Романтика, Дюма, пьяный Атос…

– Будешь себя плохо вести, вместо сладкого будешь есть Горького!

28 сентября. Пунктир

– Что греки сделали с Сократом?
– Сократили.

– Кто такой латентный алкоголик?
– Тот, кто пьет много латте.

Не бог весть какая новость, но меня сегодня приняли в союз журналистов. Собственно, я не знаю, что нужно сделать для того, чтобы тебя туда не приняли. Сознаться в симпатиях к Гитлеру, наверное. Нахамить членам приемной комиссии. Не написать ни одного слова в заявлении о приеме без ошибок. Да и этого, пожалуй, будет мало. Союз журналистов – это такая пирамида. Журналисты люди непунктуальные. Взносы платят нерегулярно, с большой неохотой. СЖ держится только благодаря принятию новых членов. Когда этот ручеек иссякнет, нечем будет платить зарплату секретарю.

Новый альбом Kasabian вставил. Реально. Я аж чуть не упал. Наверное, не стоило его пить.

Прочитал «Фому Гордеева». На удивление дебильная книга. Вообще ни о чем. Как такое можно было посвятить Чехову? Не пойму. Бесталанный текст крепкого ремесленника.

Не бог весть какая весть.