10 января 2012. Пунктир

Я спал сегодня до десяти часов утра, презрев рабочее расписание и прочую херню. Я проснулся с ватной головой и пошел делать кофе. Из-за воздействия кофеина вата стала плотнее и грубее. Опасаясь, как бы она не превратилась в стекловату, я все-таки поехал на работу.

Работать было непривычно. Сидеть на офисном стуле неудобно. Руки не слушались. Новости не переваривались. Интервью на пять небольших вопросов я писал полтора часа. Вспоминал правила пунктуации, долго придумывал синоним к слову «успех». В итоге заменил «добились успеха» на «достигли результата». За такое попадают в журналистский ад. На соседнюю с корреспондентами Life News сковороду.

На работе сегодня были только я и Аня. Я пытался писать, Аня готовила конкурсную документацию. Я сначала не понял, о чем идет речь.
– Какой, – спрашиваю конкурс, – «Мисс мира»?
На меня посмотрели неодобрительно.
– Нет, – сказала Аня и сверкнула глазами.
Дальше пошли слова «Госконтракт», «Госзакупка» и «Банковская гарантия». Я спрятал голову в песок.

У меня на лобовом стекле появилась трещина. Черт его знает из-за чего. Я подозреваю, это действуют империалисты. Впрочем, никого не стоит сбрасывать со счетов. Сегодня трещина росла у меня прямо на глазах. Она двигалась, как змея. Оказалось, из-за разницы температур внутри и вне салона, щели прирастают по миллиметру в пол-минуты. Выглядит это пугающе. И немного мультипликационно.
Но дело даже не в этом. Я зашел в «Яндекс», набрал слово «Трещина» и остановился. Поисковик выдал подсказку «…заднего прохода, лечение».
Мне теперь страшно ехать в автосервис.