“Больше всего мне понравились травмы”

Пошли с Никой на футбол. Матч выбрали, конечно, с самой громкой афишей: «Казахстан – Литва» в рамках Кубка Содружества. В этом году, кстати, в этом странном турнире, в котором когда-то играли лучшие клубы СНГ, принимает участие молодежная сборная ЮАР. Ну и еще до кучи Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и некоторые другие. Такое вот специфическое содружество.

DSC_5009.JPG

Ника впервые оказалась на футболе. Громадина СКК произвела на нее впечатление. «Как красиво!» – говорит. Видимо, позднесоветский монументализм пришелся ей по сердцу. На входе две скульптуры: одна символизирует искусство, другая – спорт. Нику, конечно, такое объяснение не устроило. Пока покупали в кассе билеты (150 рублей для студентов, а я – вечный студент), она рассказала историю о том, что давно-давно она были невидимкой, и вместе с родителями сражалась против динозавров. Собственно, и скульптуры – не искусство и спорт, а ее родители.
– Мы же, – говорю, – твои родители.
– Я имею в виду, родителей-невидимок, – сказала Ника. Ну ладно.
Пришли. Мест свободных, конечно, много. Мы с Никой долго выбирали то, что подошло бы нам лучше всего. Нашли. Потом нашли еще лучше. Потом еще. Потом еще. Долго мы так ходили. Наконец, устроились кое-как. Я перед этим Нике сказал, что одна команда – Литва – скорее всего, будет в зеленом (такой, понимаете, стереотип). Ника со свойственным упрямством сказала, что будут играть красные и белые. И надо же – Казахстан был в белом, а Литва – в красном. И Ника мне заявила что-то вроде: «Ну вот, я же говорила». Будто это я в первый раз на футболе, а она, понимаете, завсегдатай.
Матч начался. Ника подумала, за кого болеть – и решила за красных. Болела эмоционально. «Красные, вперед! Ну давайте! Давайте!» . Прошло минут пять. Ника стала нервничать.
– Странно, – говорит, – что еще ноль-ноль». Я объяснил, что в футболе бывают нулевые ничьи. Ника расстроилась.
– Ну это же неинтересно…
Я ей стал объяснять про красоту игры, финты, подкаты, пасы, комбинации… Она смотрела на меня, как на наивного дурачка. «Без голов неинтересно» – и все тут.
Белые, конечно, играли получше. Недаром Казахстан вступил в Таможенный Союз! Ника поэтому очень переживала за вратаря Литвы.
– Вратарь у красных, – говорит, – просто супер! Чудо какой вратарь!.
Кипер у них действительно тащил. Ника вдыхала.
– Смотри как он упал! Смотри, смотри! Нет, я бы так не хотела…
Конечно, пришлось поработать спортивной энциклопедией. «Куда они все бегут?», «Что это за дяди с флажками?», «Почему игрок лежит на траве?», «Что такой травма?» и все такое. Особенно ее заинтересовали нарушения правил. Когда один из игроков оказывался на газоне, она все ждала, когда же побегут доктора. Доктора выбегали не всегда, и Ника расстраивалась. Она считала, что они недобросовестно исполняют свои обязанности… Самым же непростым стало объяснение пятилетнему ребенку – что такое положение «вне игры». Я долго и нудно говорил «в момент паса…», «два игрока перед воротами….» и всю такую чушь. Ника слушала, хмурилась, а потом, когда я закончил речь, пожала плечами: «В смысле?» В общем, я долго объяснял.
В последние десять минут тайма самым часто задаваемым вопросам стал: «Папа, когда перерыв?» Узнав, что времени еще много, она отобрала у меня фотоаппарат и стала фотографировать все подряд, то есть заниматься примерно тем же, чем до этого занимался я.
В перерыве дочь съела хот-дог, который придал ей сил. Стала требовать флажок в подарок. Окей. Ника долго выбирала и выбрала флаг Казахстана.
– Почему? – спрашиваю.
– Потому что он самый красивый.
Мы долго спорили и сошлись на флаге со знаком Кубка Содружества. Такой вот компромисс. Но все-таки флаг Казахстана Нике понравился так сильно, что во втором тайме она болела за белых. Когда болельщики (а их было человек двадцать) скандировали: «Казахстан! Казахстан!», она их поддерживала: «Азастань! Азастань!» И бегала по рядам с флажком. Шизовала, в общем.
Минут за двадцать до конца она (заметьте, какая проницательность) стала подозревать команды в договорняке.
– А что, – говорит, – если они могут забить, но не хотят, потому что – друзья?
В этом было что-то мистическое. Тут правда, Казахстан все-таки забил. Ника очень обрадовалась, хотя гола мы с ней не видели и сошлись во мнении, что по телевизору из-за этого футбол смотреть интереснее.
Еще Ника выдумала кричалку: «Белые красавцы! Белые, как СКА!» Но мы к тому времени сидели под самым потолком, в гордом одиночестве, и нас никто не поддержал.
За пятнадцать минут до конца я спросил у нее, какой будет счет. Ника задумалась, долго выбирала и выбрала: 1:0. И надо же – действительно матч так и закончился. Взгляд у Ники стал еще хитрее. «Ну я же говорила». В общем, она возомнила себя футбольным специалистом, вроде Орлова или Черданцева.
– Что тебе больше всего понравилось? – спросил я, когда мы уже покидали трибуны.
– Больше всего – травмы, – честно призналась она.
Что ж, в следующий раз придется вести ее на американский футбол.

DSC_5046.JPG