12 февраля 2015. Пунктир

Хороший февральский день. Яркое теплое солнце, немного дождя вечером. Грибная погода!

Утром чистим с Никой зубы.
– Дочь, – спрашиваю, – что ты такая медленная?
– Настроение хорошее… Это я от радости такая медленная.

Путешествие в детский сад.
– Папа, а помнишь, мы были на ёлке?
– Помню.
– И там была Снежная Королева.
– Да.
– Как ей это удалось?
– Что?
– Быть такой красивой…

– Почему в России отменили электрички?
– Потому что рельсы уже разобрали.

Любой пазл считает себя цельной личностью.

“Больше всего мне понравились травмы”

Пошли с Никой на футбол. Матч выбрали, конечно, с самой громкой афишей: «Казахстан – Литва» в рамках Кубка Содружества. В этом году, кстати, в этом странном турнире, в котором когда-то играли лучшие клубы СНГ, принимает участие молодежная сборная ЮАР. Ну и еще до кучи Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и некоторые другие. Такое вот специфическое содружество.

DSC_5009.JPG

Ника впервые оказалась на футболе. Громадина СКК произвела на нее впечатление. «Как красиво!» – говорит. Видимо, позднесоветский монументализм пришелся ей по сердцу. На входе две скульптуры: одна символизирует искусство, другая – спорт. Нику, конечно, такое объяснение не устроило. Пока покупали в кассе билеты (150 рублей для студентов, а я – вечный студент), она рассказала историю о том, что давно-давно она были невидимкой, и вместе с родителями сражалась против динозавров. Собственно, и скульптуры – не искусство и спорт, а ее родители.
– Мы же, – говорю, – твои родители.
– Я имею в виду, родителей-невидимок, – сказала Ника. Ну ладно.
Пришли. Мест свободных, конечно, много. Мы с Никой долго выбирали то, что подошло бы нам лучше всего. Нашли. Потом нашли еще лучше. Потом еще. Потом еще. Долго мы так ходили. Наконец, устроились кое-как. Я перед этим Нике сказал, что одна команда – Литва – скорее всего, будет в зеленом (такой, понимаете, стереотип). Ника со свойственным упрямством сказала, что будут играть красные и белые. И надо же – Казахстан был в белом, а Литва – в красном. И Ника мне заявила что-то вроде: «Ну вот, я же говорила». Будто это я в первый раз на футболе, а она, понимаете, завсегдатай.
Матч начался. Ника подумала, за кого болеть – и решила за красных. Болела эмоционально. «Красные, вперед! Ну давайте! Давайте!» . Прошло минут пять. Ника стала нервничать.
– Странно, – говорит, – что еще ноль-ноль». Я объяснил, что в футболе бывают нулевые ничьи. Ника расстроилась.
– Ну это же неинтересно…
Я ей стал объяснять про красоту игры, финты, подкаты, пасы, комбинации… Она смотрела на меня, как на наивного дурачка. «Без голов неинтересно» – и все тут.
Белые, конечно, играли получше. Недаром Казахстан вступил в Таможенный Союз! Ника поэтому очень переживала за вратаря Литвы.
– Вратарь у красных, – говорит, – просто супер! Чудо какой вратарь!.
Кипер у них действительно тащил. Ника вдыхала.
– Смотри как он упал! Смотри, смотри! Нет, я бы так не хотела…
Конечно, пришлось поработать спортивной энциклопедией. «Куда они все бегут?», «Что это за дяди с флажками?», «Почему игрок лежит на траве?», «Что такой травма?» и все такое. Особенно ее заинтересовали нарушения правил. Когда один из игроков оказывался на газоне, она все ждала, когда же побегут доктора. Доктора выбегали не всегда, и Ника расстраивалась. Она считала, что они недобросовестно исполняют свои обязанности… Самым же непростым стало объяснение пятилетнему ребенку – что такое положение «вне игры». Я долго и нудно говорил «в момент паса…», «два игрока перед воротами….» и всю такую чушь. Ника слушала, хмурилась, а потом, когда я закончил речь, пожала плечами: «В смысле?» В общем, я долго объяснял.
В последние десять минут тайма самым часто задаваемым вопросам стал: «Папа, когда перерыв?» Узнав, что времени еще много, она отобрала у меня фотоаппарат и стала фотографировать все подряд, то есть заниматься примерно тем же, чем до этого занимался я.
В перерыве дочь съела хот-дог, который придал ей сил. Стала требовать флажок в подарок. Окей. Ника долго выбирала и выбрала флаг Казахстана.
– Почему? – спрашиваю.
– Потому что он самый красивый.
Мы долго спорили и сошлись на флаге со знаком Кубка Содружества. Такой вот компромисс. Но все-таки флаг Казахстана Нике понравился так сильно, что во втором тайме она болела за белых. Когда болельщики (а их было человек двадцать) скандировали: «Казахстан! Казахстан!», она их поддерживала: «Азастань! Азастань!» И бегала по рядам с флажком. Шизовала, в общем.
Минут за двадцать до конца она (заметьте, какая проницательность) стала подозревать команды в договорняке.
– А что, – говорит, – если они могут забить, но не хотят, потому что – друзья?
В этом было что-то мистическое. Тут правда, Казахстан все-таки забил. Ника очень обрадовалась, хотя гола мы с ней не видели и сошлись во мнении, что по телевизору из-за этого футбол смотреть интереснее.
Еще Ника выдумала кричалку: «Белые красавцы! Белые, как СКА!» Но мы к тому времени сидели под самым потолком, в гордом одиночестве, и нас никто не поддержал.
За пятнадцать минут до конца я спросил у нее, какой будет счет. Ника задумалась, долго выбирала и выбрала: 1:0. И надо же – действительно матч так и закончился. Взгляд у Ники стал еще хитрее. «Ну я же говорила». В общем, она возомнила себя футбольным специалистом, вроде Орлова или Черданцева.
– Что тебе больше всего понравилось? – спросил я, когда мы уже покидали трибуны.
– Больше всего – травмы, – честно призналась она.
Что ж, в следующий раз придется вести ее на американский футбол.

DSC_5046.JPG

“Босыми пяточками по полу”

Босыми пяточками по полу,
обнимая подушку,
Ника утром идет к родителям.
Похожая на Пятачка
из известного советского мультика.
Такая беззащитная,
родная и милая.
«Мама, можно я полежу с вами?»
«Конечно, солнышко».
Ложится и занимает всю кровать,
даже чуть больше.
Впрочем, она и так огромная часть
нашего мира.
Да что там. Она – весь мир.

6 июня 2013. Пунктир

Только Нике исполнилось 4 года, как она заявила мне, что выходит замуж за парня по имени Никита. Он из ее группы в детском саду. Завтра спрошу у него, на какие средства он собирается содержать семью.

Любовь-коровь.

Красота. И красоэта.

Ничто так не красит глаза, как пунш.

Что главное для спортивного журналиста? Главное – не перепутать Барсу и Барыс. А для культурного – Марата Гельмана с Маратом Гацаловым

Сейчас в окне мне больше всего нравится его открытость.

Сиквел песни Depeche Mode Walking in my shoes должен называться Sleeping in my shoes. Это так идеоматично!

Хотел набраться ума, а получилось просто набраться.

19 февраля 2013. Пунктир

Утро. Наказал Нику за плохое поведение. Сижу у компьютера, а она теперь она кряхтит у меня за спиной. Это вместо извинений.

Обрабатываю фотографии для печати. Понимаю, что человек состоит из белых, желтых и розовых пятен.

Почему в фотошопе нет кнопки «разублюдочивание»?

Лепс уехал в Плес.

Девы, где вы?

Это был один из тех дней, когда казалось бы ничего не происходит, но вечером ты понимаешь, что случилось ВСЕ.

Ко мне на рабочий ящик приходит спам от «Почты России». Кажется, спам – это единственное, что «Почта России» отправляет без задержек.

Сердюков и Васильева отказываются помогать следствию по делу «Оборонэкспорта» и продолжают увлеченно пилить сук, на котором сидят. Бюджет пилить больше не получается.

Путина попросили извиниться за оккупацию Латвии. Но латыши, наверное, не знают, что Путин плохо воспитан и извиняться не будет.