Русский музей закрыл год

В информагентстве «Интерфакс» состоялась пресс-конференция директора Русского музея Владимира Гусева. Были подведены итоги (хорошие) и обозначены планы (многообещающие). И про кризис было сказано. Про чемпионат мира по футболу, кстати, тоже.

DSC_6130.JPG

Итоговые пресс-конференции редко бывают фееричными. Вот и Владимир Гусев не стал переизобретать жанр и добросовестно в течение часа озвучивал основные пукнты из розданного журналистам пресс-релиза. Цифры, конечно, впечатляли. Ну вот например. За прошлый год Русский музей посетили один миллион двести тысяч человек. Это если брать только главное здание. Но ведь музей пользуется успехом и за рубежом. Одну только выставку, открытую в городе Бразилиа посетили четыре сотни тысяч местных жителей (и туристов, очевидно). А всего в 2014-м Русский музей так или иначе принял участие или напрямую организовал 79 выставки, 34 из них состоялись в Михайловском дворце. Остальные проходили по всему свету, и в упомянутой уже столице Бразилии, и в Лондоне и даже в Антарктиде. Да, да. Даже там Русский музей умудрился открыть виртуальный музей. Владимир Гусев сказал, что «это вовсе не удачная пиар-акция, а отклик на реальный запрос работающих в Антарктиде людей». Кроме того, как отметил директор Русского музея, такие выставки привлекают внимание в русскому искусству за рубежом – а это важная миссия. «Как депутаты Госдумы, просто болтаться среди льдин я бы туда не поехал», – сказал Гусев, демонстрируя совместную фотографии музейщиков, работников антарктической базы и чилийских моряков.

Но не одними выставками живет музей. В прошлом году продолжилась реставрация дворцов и экспонатов. Продвигается отделка Михайловского замка – вскоре ему предстоит принять прием по поводу жеребьевки чемпионата мира по футболу, кроме того, два зала после ремонта были открыты в Мраморном дворце, а вэтом году будут приводить в порядок его ротонду, обещают ремонт и в Строгановском дворце. В этой работе не стоит спешить, сказал Владимир Гусев, отметив, что иногда это приходится объяснять даже в Министерстве культуры. «Это деликатный процесс, который не терпит спешки», – сказал он.

Если говорить об экспонатах, то здесь у музея серьезный результат – более четырех с половиной тысяч обновленных единиц хранения. Один из них – удивительный резной амвон XVI века могли видеть посетители выставки «Древнехранилище». Это действительно чудо деревянного зодчества.

Когда речь зашла о планах, по залу пробежался шепот: «Кризис, кризис». Владимир Гусев, правда, жаловаться не стал, мол, всем сейчас трудно. «Наверное, весь этот год будет непростым, но работать все равно надо», – сказал он. Планов у музея все равно много. Будет выставка к 150-летию Серова и к 200-летию Федотова, разумеется, выставка к 70-летию Победы и потенциально любопытная выставка «Реализм в XXI веке» – и это только малая часть задуманного на первую половину году. За рубежом будут выставлять ранние работы Марка Шагала и вообще много всегда популярного русского авангарда, его будут показывать в пяти или шести городах. А по России отправятся собрания, которые выставлялись в музее в прошлом году: Рерих, Филонов, «Приглашение к обеду»… Но особенно в музее ждут открытия филиала в испанской Малаге. Несмотря на очевидное охлаждение отношений едва ли не со всем миром, работа на испанском направлении не останавливается. «Этот филиал обещает быть очень интересным, у него огромный потенциал по посещаемости, в курортный сезон в этом городе бывает по 7-9 миллионов туристов,- рассказывал Владимир Гусев. – Пусть они увозят в своем сердце домой не только частичку Испании, но и немного России».

Будут и другие проекты, в первую очередь интерактивные. «Если сделать хорошую выставку очень дорого, то создать то же самое онлайн – просто, быстро и удобно для всех», – сказал господин Гусев. Он уверен, что виртуальные экскурсии по музею будут пользоваться все большим и большим спросом. Для популяризации этого в прошлом году музей перезапустил свои приложения для мобильных устройств. Правда, найти это приложение в google play с первого раза не получилось.

Будем искать.

Фото на память

В Мраморном дворце открылась Фотобиеннале современной фотографии. Посмотреть есть на что.

biennale.jpg

Это Фотобиеннале станет третьим, первое Русский музей провел в 2009 году. Количество участников, как водится, растет. В этот раз в семи залах Мраморного дворца представлены работы 319 фотографов. Это много, даже, может быть, излишне. Для удобства восприятия экспозиция поделена на отдельные рубрики: «Город», «Воображение», «Религия»… Причем «Религия» пикантно соседствует с рубрикой «Ню», впрочем, ню там образцово целомудренное. В самых дальних залах нашлось место и жанровым работам. Там можно найти и портрет, и даже натюрморт – который только на таких выставках и можно заметить.

Самая же мощная часть экспозиции находится во втором зале. Она кажется ядром биеннале и несет в себе главные экзистенциальные смыслы. Называется рубрика «Повседневность». Это каскад образов, так или иначе связанных с современной Россией. Образы словно переходят от одного автора к другому, рифмуются между собой, спорят. На фотографиях много изображений Ленина (он, как старая рок-звезда, будто бы сам лезет в кадр), много деревенских зарисовок, обветренных строгих лиц, облезлых домов, собак. Хватает и постиндустриальных пейзажей: кто-то находит в Петербурге свой Чернобыль, а кто-то в жилистых бетонных блоках – избушку на курьих ножках. Рубрика немного выбивается из общего ряда, здесь не главенствует какой-то определенный жанр, здесь хватает всего: и портрета, и репортажной съемки, и продуманной постановки. Получается, может быть, и не цельное – в виду большого количества авторов – зато вполне полное высказывание о нашей с вами жизни, реалистичной до абсурдности.

Конечно, довольно сложно по представленным на Фотобиеннале работам определить состояние современного фотоискусства, выявить главные направления, что ли. Есть работы сильные, есть откровенно слабые или вторичные. Есть эксперименты, смелые и не очень. Есть интересные наблюдения, подмеченные острым глазом детали. Есть и какая-то особенная реальность, созданная богатым воображением фотохудожников. В общем, есть все: и антиквариат, и авангард, и мейнстрим. Впрочем, с выставками подобного рода и не бывает иначе. Здесь ведь главная цель: дать срез, причем так, чтобы зрителю было не скучно. А скучно зрителям точно не будет.

Фотобиеннале пользуется успехом. За пятнадцать минут до начала церемонии открытия очередь на парадной лестнице Мраморного дворца тянулась с третьего этажа на первый. Люди стояли терпеливо, так бывает в театре, когда зрительный зал уже полный, а артисты на сцену все не выходят. По крайней мере, в первый день работы фотографам с публикой очень повезло. Кстати, посетители в нагрузку к входному билету получают еще и возможность проголосовать за понравившиеся работы. Сообщается, что лучшие фотографии получат призы. Предугадать фаворитов можно, но выделить среди них даже шорт-лист с ходу не получается. Тем интереснее.

Выставка продлится до февраля 2015 года.

В древнерусской тоске

В Русском музее открылась выставка «Древнехранилище», которая будет интересна не только любителям нашей старины и иконописи.

Unknow_-_Miracle_of_St_George_and_the_Dragon,_with_Scenes_from_his_Life._Novgorod_-_Google_Art_Project.jpg

В 1897 году в Русский музей перевезли собрание Музея христианских древностей Императорской Академии художеств. Именно этот год принято считать точкой отчета, с которого пошел целенаправленный сбор произведений древнерусского искусства. Уже в начале XX века обширное собрание дополнили частные коллекции, а с 1909 года специалисты музея сами стали отправляться в экспедиции, из которых часто возвращались с уникальными произведениями народного искусства.

В итоге накануне Первой мировой войны, в марте 1914 года, Русский музей представил свою обширную коллекцию для внимания публики. Учитывая увлечение русской стариной, которое тогда проявлялось во всех видах искусства, но особенно, наверное, в архитектуре и поэзии, успех экспозиция имела необычайный. Спустя сто лет в Русском музее решили если и не повторить его, то, по крайней мере, отдать некую дань уважения. Как особенно отмечено в пресс-релизе, экспонаты расставлены так, чтобы максимально приблизить современную выставку к той самой, столетней давности. Причем, один зал копирует экспозицию конца XIX века, другой показывает, какие произведения искусства выставлялись в 1914 году.

Можно не сомневаться, что в нынешних условиях выставка вызовет интерес. Однако даже тем, кто не является поклонником иконописи, воротить нос от «Древнехранилища» не стоит. На выставке представлены сильные работы. Они дают представление о фантастическом мастерстве, которым обладали мастера XV-XVIII веков. На древний деревянный резной амвон, привезенный, из Новгорода, можно смотреть бесконечно – так увлекает игра тончайшей сети узоров – они струятся по древесной структуре, как вода в фильмах Тарковского. Чудом сохранившиеся деревянные скульптуры – чаруют, это ведь останки нашей собственной античности. Ну а у иконы «Чудо Святого Георгия о Змие» могут надолго зависнуть школьники. При желании там, да в большинстве других икон, можно разглядеть увлекательный комикс про супергероя.

В общем, выставка не может не понравиться. Музею осталось только в полной мере освоить искусство подачи самого себя и, как первый шаг, выложить на свой официальный сайт действительно достойные фотографии экспонатов. Ну а вторым шагом можно и сам сайт, приплывший к нам из середины 2000-х годов, модернизировать. Но это, надо полагать, задача на отдаленную перспективу.

Музей переводят в цифру

Русский музей и Президентская библиотека представили совместный проект по оцифровке архивных документов. Проект будет длиться пять лет, за это время специалисты отсканируют тридцать тысяч страниц.

В темной-темной комнате, расположенной где-то в подвалах Русского музея стоит высокоточный сканер. Им управляет молодая женщина в белом халате. Женщина серьезна и сосредоточена. На поверхности машины лежит документ 1917 года, его нужно отсканировать максимально точно и, конечно, ничего не повредить. Многочисленные журналисты, заглядывающие в комнату, отвлекают женщину от работы и, судя по ее глазам, представляют для документа определенную угрозу. Но женщина проявляет терпение. Это качество ей пригодится, впереди сканирование тридцати тысяч страниц. По приблизительным подсчетам, это где-то пять лет работы.

2 декабря дирекция Русского музея решила сделать презентацию проекта по оцифровке документов. Журналистов собрали в зале, где представлена картина «Торжественное заседание государственного совета». Директор Русского музея Владимир Гусев, немного расплываясь на фоне полотна Репина, воодушевленно рассказывал о сотрудничестве с Президентской библиотекой, которая предоставила оборудование и специалистов, да и не только с библиотекой. «Вот эту самую картину, – тут он показал на «Заседание государственного совета», – мы выставляли в Москве вместе с Государственным архивом. Там были представлены документы по каждому человеку, изображенному на полотне. Получилась очень интересная связь искусства и истории». Таким образом Владимир Гусев, видимо, намекнул, что одной оцифровкой работа с Президентской библиотекой не ограничится. Но тизер дальше развивать не стал, отметив только, что в октябре между двумя учреждениями было подписано соглашение о сотрудничестве, и в его рамках уже сделан фильм о русских авангардистах. Для этого специалисты активно сканировали каталоги живописи Казимира Малевича и других художников той эпохи.

Теперь же интерес библиотеки расширился. В архивах музея есть уникальные и очень любопытные документы, раскрывающие интересные факты о мире искусства девятнадцатого и двадцатого века. Например, уже оцифрована жалованная грамота на дворянство А.П. Брюллову 1838 года. Или книга отзывов Русского музея, в которой оставил автограф император Николай II, побывавший на одной из выставок (выставка императору понравилась).

Процесс оцифровки документов можно себе представить. Сначала они сканируются на высокоточном оборудовании, затем обрабатываются так, чтобы максимально соответствовать оригиналу (существует технический регламент по цветам, теням и контрасту). Файлы сохраняются удаленно на нескольких серверах. Позже они будут доступны на сайте Президентской библиотеки. Обо всех этих технических моментах увлеченно рассказывал директор по производственной деятельности библиотеки Виктор Фомин: «Вы понимаете, – говорил он, – допустимые отклонения кривизны по сравнению с оригиналом не должны превышать пол-градуса. Это очень мало». А когда одна из журналисток спросила его об охране трудового законодательства (комната, в которой расположен сканер, показалась женщине слишком маленькой и темной), Виктор Фомин объяснял, что вообще-то техрегламенты для работы с документами настолько строги, что по-другому нельзя. «Никто из наших сотрудников от этой работы не отказывался», – добавил он немного обиженно.

Оцифрованные документы будут доступны в медиаразделе на сайте библиотеки. Правда, навигация на этом ресурсе оставляет желать лучшего. Журналисты долго искали сканы каталогов Малевича – не нашли. Видимо, терпение нужно не только при сканировании документов, но и при их поиске. Но журналисты, как известно, люди нетерпеливые.