Дневник за 31 июля

Короче, мы едва продрали глаза и поехали всей семьей в Кронштадт. Там у меня должен был быть сюжет. Но сюжета так и не было, потому что чемпионат города по рыбалке перенесли на август. Хрен с ним! Зато мы неплохо провели время в городе с населением в сорок тысяч человек. Съели средней паршивости хот-дог в забегаловке напротив собора (он, кстати, на реконструкции и напоминает огромную, толстую мумию), справили малую нужду в ужасном туалете, где, казалось, дерьмо вот-вот перельется через край. Погуляли по улице с названием – Красная. Посмотрели на военные корабли. Ника упала и разбила себе колено. Мы смазали его йодом и наклеили пластырь. Витя изображал робота. В общем, полноценный семейный отдых.

Вечером в гости заехали Потаповы. Я выпил два или три рома с пепси и остался трезв. Это достижение.
У Алины очередная депрессия. Она вслух размышляет о превратностях судьбы, неудавшейся любви, исполнении мечтаний и прочей хери.
Она спросила меня:
— У тебя такое было, что ты воображал себя каким-то одним человеком, но вдруг понял, что ты им не являешься.
Мне это все надоело и я сказал
— Ты должна отталкиваться от реалий. Сопоставлять, с чего ты начинала и чего достигла. Давай посмотрим на факты. Ты дочь средней руки коммерсантов, промышляющих торговлей фруктами из Тьмутаракани. При этом ты получила неплохое высшее образовании в довольно престижном, по российским меркам, вузе, вышла замуж, вот-вот купишь квартиру и емеешь, в общем-то, неплохую работу. Главное – ты зарабатываешь себе на хлеб интеллектуальным трудом, а не сидишь в ларьке. Первая в своем роду. Согласись, ты приумножила капитал, который тебе дали родители.
Настроение у Алины улучшилось.
Вообще, мы мило посидели. Играли в покер – вернее странную игру, не похожую на покер, но которую Алина упорно покером называет. Сначала лидировал я, потом Алена. Но выиграл, в конце концов, Сергей. Алена обвинила в этом меня. Ладно, мне не жалко.

Дневник за 28 июля

Сегодня у нас было почти прямое включение на радио. За полчаса до эфира начинался сюжет. Я позвонил Алине и поговорил с ней, вроде как «с места событий». Потом выдал в эфир без единой монтажной склейки. Очень доволен работой. Кажется, я нашел новую мотивацию, чтобы делать это никому-не-нужное-радио достаточно интересным.

Писал весь день Голунова. Парень болтлив. Получилось неплохо на мой взгляд. Хотя тема скучновата. Или это я недоработал. Одно из двух.

Дали воду. Это хорошо. Просто счастье какое-то. И пусть вода мутноватого цвета и от нее воняет. От меня воняет еще больше. Моюсь.

Дневник за 27 июля

Купил билеты на поезд в Москву и обратно. В августе поедем на U2. 17 тысяч за четыре билета, конечно, дороговато. К счастью, за две контрамарки мне деньги вернут. С нами едет Катя и Ольга. Кажется, я их уже упоминал.
Потаповы считают, что ехать в Москву в купе – это непозволительная роскошь. Можно было за пятьсот уехать, говорят. Правда, в ночном сидячем. Но для Алены это не вариант. Да и я «стар уже для этого дерьма».

Сегодня очень жаркий день. Очень. Кажется, моя голова опухла и увеличилась в размерах в два раза. Удивительно, но я еще умудряюсь работать. Даже программу неплохую сделал. Молодчина, что сказать…

Дозвонился до Голунова. Обещал перезвонить, как освободиться. Жду. Правда, я не понял. Он имел в виду сегодня или какой-то неопределенный день .Непонятно… Но я все равно жду. А что еще делать?

Я решил сходить с ребенком на футбол. Иногда такое желание появляется. И что бы вы думали? Самый дешевый доступный за пять дней до матча билет стоит 1400 (почти на вираж, то есть за ворота). Полторы тысячи рублей (считай – три, я с ребенком) за то, чтобы попасть в фанатскую кучку, где какой-нибудь обдолбанный подросток из малообеспеченной семьи орал мне в ухо: «Хуй! Хуй! Хуй!», а дядька лет сорока с красным лицом смолил одну за другой, наплевав на всех. Билеты получше стоят уже две с половиной (считай – пять тысяч). Я, конечно, все понимаю, но разве это нормально? Для сравнения: билет на СКА стоит 300-800 рублей. Абонемент на сезон (почти тридцать матчей) – пять с небольшим тысяч. При этом ты попадаешь на цивилизованную арену, где тебя встречают учтивые стюарды, продаются вкусные хот-доги и в туалете можно спокойно сходить по нужде. На «Петровском», где играет «Зенит» я получил бы наглый ОМОН (правда, он сейчас минимизирован, но его присутствие ощущается), загаженные сиденья, на которых красуются шелуха от семечек и зассанный толчок, в который еще и не пробиться. Более того, на СКА я смотрю интересную, быструю, комбинационную игру, в которую играют настоящие мужики. А не унылый тыц-тыц, когда мяч катают поперек поля, не могут отдать нормальный пас и валятся на газон, схватившись за лицо, при первом же контакте с соперником.

Голунов все-таки позвонил. Как назло в этот момент я стоял в пробке. Позже, припарковавшись в кармане, интервьюировал его минут сорок. Потел, поскольку кондиционер сделал потише, слишком уж он шумел. Нормально получилось. Завтра предстоит облечь все это в удобоваримую форму.

Чертовски чешутся ноги. Это все дачные комары. Злые сволочи. Лишь только солнце зашло и стало не так жарко и душно, как днем, облепили меня всего. Спустя два дня я расчесал волдыри до такого состояния, что хочется отрезать ноги ниже колен.

Сегодня пива не пью. Даже безалкогольного. А похмелье все равно было. Как же без него? Но днем и недолго. Я как раз в этот момент писал статью. Так что даже не заметил.

Дневник за 20 июля 2010

Проснулся и включил телевизор. Там показывали клип группы «Кровосток». Ника смотрела мультяшный видеоряд с воодушевлением. В конце все умерли, а Ника улыбалась. У нее своеобразное восприятие мира.

Олег попросил купить ему классик-бургер, колы и большую картошку. Дает 250 рублей. Я говорю, что набор стоит 150.
— Нет-нет, — возражает Олег, — в наборе средняя кола, а мне нужна большая.
Я в недоумении.
— И ты готов заплатить за увеличение картошки-фри сто рублей?
Олег пожимает плечами.
— Почему бы и нет?
Так я понял, что в моей семье тоже есть Рокфеллер.

Ездили с Аленой к доктору. Пока жена таскалась по кабинетам, коротал время на детской площадке вместе с Никой. Девочка со знанием дела исследовала песочницу, качели, горку, деревянные машинки, поиграла с каким-то мальчиком лет четырех (она научилась строить глазки). Вид у нее такой, словно Ника – королева в мире. В принципе, так оно и есть.

Купили в магазине лампочку, а потом зашли в детский мир. Лампочку я положил в камеру хранения. Взял ключ с огромным квадратом вместо брелка. Ника потребовала ключ. Пришлось подчиниться и уступить его. Вскоре я потребовал ключ обратно, но вместо него дочь уже держала в руках какие-то тапки, подцепленные по дороге. Нам потребовалось минут двадцать, чтобы вернуть ключ обратно. Оказалось, детка, позарившись на тапки, запихнула ключ в соседнюю обувку. Пока мы искали пропажу, она смотрела на нас своими большими прекрасными глазами.

Дневник за 19 июля 2010

19 июля 2010

Меня разбудил звук падающего с огромной высоты мусора, разбивающегося об контейнер. Я уже и забыл – какое это счастье иметь в доме мусоропровод.

С утра звонили из IKEA. Мне должны привести диван.
— Хозяин, — сказал голос с восточным акцентом, — ты дома?
— Нет, — говорю, — на работе. И жена – в магазине. Вы же с двенадцати мебель развозите.
— Да, — говорят, — но меня ждет Петроградка. Поэтому сначала – к вам, хозяин.
— Ладно, валяй.
Позвонил, напряг жену, чтобы быстрее тащилась из магазина. В итоге приехали все равно после двенадцати.
И кто после этого хозяин?

Алена забыла пароль к своему ЖЖ. Вернее, не забыла, а его просто украли. Скорее всего, какой-то гадкий троян. Все утро Алена занималась восстановлением пароля. Звонила мне, плакала, ругалась, взывала к справедливости. У меня испортилось настроение. Конечно, потеря кулинарного блога – далеко не самое трагическое событие, но все же… Да и Алена к этому так серьезно относилась… В общем, два часа я ходил чернее тучи. Потом Алена позвонила снова. Сказала, пароль восстановлен. И настроение вернулась на «докризисный уровень».
Кстати, это несложно.

Нашему куратору – пресс-секретарю администрации Фрунзенского района – сделали втык «сверху». (Все чиновники боятся «втыка сверху», для них это хуже чумы). Виновником, конечно, стал я. Статью про медалистов-школьников я озаглавил «Золотая молодежь». А влетело куратору под предлогом того, что «золотая молодежь» — это, мол, Собчак. А что Собчак? По мне она гораздо лучше, чем Шлапак, Лычак и Шапокляк.

Захожу на сайт одного мотопробега. Читаю об участниках и вижу: «Андрей Инокентьев – стаж вождения мотоцикла — 30 лет. Кроме мотоспорта увлекается цветами и птицеводством». Такой вот байкер-флорист-птицевод.

Силой заставил себя посмотреть матч Крылья Советов – ЦСКА. Обе команды делали все возможное, чтобы я выключил это унылое зрелище, но я тужился, фыркал, скрипел зубами и терпел, терпел! Вытерпел. И зачем такой невзрачной лиге какие-то замысловатые переходы с системы весна – осень на осень – весна. Что это изменит?

Дневник за 07.03.10

Спал сегодня сладко, как младенец. Подушка вся мокрая от слюней.

Сходил с утра к зубному врачу. Стоматология в пяти минутах ходьбы от моего дома. Старикашка-охранник на вход разгадывает кроссворды, администратор без умолку болтает по телефону, старое оборудование, дешевый ремонт.
Врач, недавний выпускник медвуза с ранней сединой, заикаясь и путая слова сказал, что у меня два кариеса. Один из них на «восьмерке». «Надо удалять». Хорошо, док, я удалю. Только не в этой клинике.

Съездили на Сенную площадь за авиабилетами. Представительство S7 найти не так-то легко. Пришлось звонить и просить помощи друга. Оказалось оно находится в зашоренном бизнес-центре. Лифт не работает, третий этаж, искусственные цветы в кадках. Из окна виден свежевыкрашенный двор-колодец. Очереди нет. Все оформили быстро. Отдал почти двенадцать тысяч рублей за рейс до Сургрута в обе стороны. На самом деле, это не очень дорого. Не очень.

Ника сегодня много плачет. Плач – основное ее занятие. Уже даже больше, чем хобби.

Приготовил суп из квашенной капусты, говядины и сладкого перца. Потратил на него полчаса. Получилось неплохо, если отбросить тот факт, что мясо слишком жилистое, а бульон пересолен. Учитывая, что параллельно Алена делала торт, выходит у нас сегодня очень кулинарный день. Пальчики-оближешь-день, наешься-до-отвала-день, толстое-пузо-день. Ну и так далее.

Приходил Витин друг Ростик. Вместе они носились по квартире, как два маленьких урагана. Вдвоем умяли пиццу салями, поиграли в компьютерные игры, испугали Нику. Ростик уходил довольный. На следующей неделе мы идем к ним.

Хотел сегодня сдать старые планки в проявку. Алена нашла их на антресолях некоторое время назад. Последний раз я был в фотоателье лет пять назад. В этот раз, войдя в ателье, чувствовал небольшую неловкость. Что-то такое, на мой взгляд, должны чувствовать посетители ломбардов. Но пленки у мня не взяли. У них сломалась какая-то машина.
— Когда почините? – спросил я.
На меня посмотрели, не скрывая улыбки:
— Никогда, молодой человек, никогда…

Блокнот. 21-27 января

Если подумать, то журналистика — это одна длиннющая партия в scrubble.

 

— Браво, Антон! Ты работаешь, как часы!

— Нет. Это часы работают, как я…

 

— Скажи учитель, что такое зрелость?

— Это когда друзья «в контакте» присылают тебе новые диеты, а ты не знаешь, спам это или нет.

— А что такое старость, учитель?

— Старость — это когда ты не знаешь, что такое «в контакте»…

 

Начальник ГУВД Петербурга г-дин Пиотровский докладывает. Оказывается,в прошлом году сотрудники ГИБДД задержали без малого 20 тысяч водителей в состоянии алкогольного опьянения. В 14 411 случае, — говорит главный милицонер города, — судами было принято решение о лишении прав. А теперь сопоставим. Задержали 20 тысяч пьяных, а суд лишил прав лишь 14 тысяч. Где остальные шесть? Суд признал их трезвыми? Почему тогда они попали в «пьяную статистику»? Или суд не стал лишать их прав по каким-то другим причинам? Очень интересно…

 

Почему если ты говоришь о человеке: «Алкаш, как и все русские», тебя никто не обвиняет в русофобии, но стоит сказать: «умный, как все евреи». скажут, что ты — антисемит?

Маленькие шедевры

Время от времени к нам в редакцию присылают разные статьи. Пишут их, в основном, малограмотные и не очень далекие люди. Читать такие письма очень весело. Но иногда наоборот к нам присылают чересчур умные опусы. Вот, например, сегодня с утра, попивая кофеек, ознакомился со статьей одного доктора медицинских наук о знаменитом хирурге Русанове. Чтение напоминало скрежет металла по стеклу. Вот, например, одна из фраз: «… мобилизацию трансплантата следует начинать с части, которая кровоснабжается из первой еюнальной ветви верхней брыжеечной артерии». И в каждом предложении «экстрипация желудка», «постгастрезекционные осложнения», «оригинальные способы эзофагогастроанастомотоза». Неужели человек думает это можно публиковать где-то, кроме журнала «Вестник хирургии»?

Дневник. 21 декабря.

Герои.

Мы с Аленой играем в «Героев». Играем до стертых пальцев, до боли в глазах, до потери пульса. Играем до тех пор, пока не возникнет желание сломать ноутбук. Никто не может нам помешать. Ни плачущая Ника (она требует, чтобы на нее обратили внимание), ни желание спать, ни скопившиеся дела. К черту все! Мы с Аленой играем в «Героев».

Бухгалтерша.

У Ники очень умное лицо. Понимающее. Все свои действия она совершает с достоинством, уверенностью в себе. Этому у нее можно поучиться. Даже пульт от телевизора – а это ее любимая игрушка – она сосет с таким выражением, с каким некоторые пишут диссертацию. Иногда она глядит по-другому. Мол, родители, я понимаю, конечно, что веду себя неадекватно, но ведь я ребенок, я не могу по-другому, так что, терпение, дорогие, терпения!

Ах, да! Ника очаровательна. Мне кажется, ее ждет большое будущее. Либо она станет бухгалтером. Либо литератором. Третьего не дано.

Метель.

На город обрушился циклон. Сутки шел снег. Разумеется, дороги превратились в кашу, ведь никто и не думал убирать всю эту гадость с улиц. Нет, к вечеру появилась спецтехника, и я даже своими глазами видел грузовик со снегом, отъезжающий куда-то в сторону области. Но к тому времени уже было поздно. Весь город стоял. Я ехал на работу полтора часа. Обратно – час, но только благодаря тому, что рванул по кольцевой. Ее тоже никто не убирал, и навстречу мне стояла гигантская, змееподобная пробка. Мне повезло больше. Я успел отвезти Витю в садик.

Дубак

Похолодало.

Позавчера шел снег. А вчера первый раз за зиму столбик термометра упал до минус десяти. С непривычки кажется, что стоит лютый мороз, но это только с непривычки. Надеюсь, через пару дней организм привыкнет, и каждый выход на улицу не будет казаться чем-то экстремальным. Если, разумеется, не похолодает еще сильнее.

Сегодня, когда отводил Витю в садик, почувствовал, как у меня замерзает кончик носа. Никогда не считал себя Сирано де Бержераком, но в этот раз ощутил длину своего носа. Каждый его миллиметр. Очень интересное чувство.

Солнце вышло болезненное и худое. Кажется, ему тоже холодно. Я бы подарил на Новый год нашему солнцу шарф.