РФС и сказочный мир абсурда

Колонка, написанная для издания SportVibes.

Российский футбол живет в Зазеркалье.

Это волшебный, ванильный мир абсурда, построенный по правилам, которых нет.

Здесь возможно все: смена регламента по ходу чемпионата, изменение формата, социалистическая помощь командам-банкротам. Не удивлюсь, если прямо по ходу матчей в отдельных случаях некоторым командам разрешат выпускать на поле двенадцатого игрока. А другим — запретят сильно бить по воротам под угрозой красных карточек. Или штрафную сделают квадратной. Просто потому что наверху запретят круги — как отсыл к олимпийскому движению.

Ну вот смотрите. У нас есть лига, которая существует уже давно. Лига собирается на свое заседание и принимает решение. Клубы не хотят, чтобы кто-то вылетал. Это такое читерство. Аутсайдеры сговорились и решили: отменим вылет. Смешно, что это можно обсуждать за два месяца до конца турнира. 

Но еще смешнее, что принятое лигой решение оказывается просто филькиной грамотой. Появляется некий Союз, который по идее должен заниматься тем, что искать компании для пошива формы для сборной и спонсоров, которые оплатили бы ставку главного тренера, ну и возможно, премиальные футболистам в случае побед. Причем здесь лига и этот союз? Какие у них отношения? И почему союз может взять решение лиги и им подтереться? 

Потому что это мир абсурда.

И да, многим кажется, что решение союза логичное. Потому что некрасиво читерить и отменять вылет. (Расширение лиги — это просто второй эпизод читерской комбинации с невылетом, само по себе расширение нафиг никому не надо, просто иначе ФНЛ бы устроила революцию). 

Но на самом деле союз тоже не принимает логичных решений.

Он доказывает это уже следующим ходом. Когда отправляет в Минспорта решение по лимиту на легионеров. Тех самых легионеров, которые группками выбираются из России (некоторые, кажется, в трюмах кораблей и переодевшись в женское платье). В следующем сезоне легионеров в России почти не будет. Имею в виду, качественных легионеров. Поэтому в нынешних условиях лимит — нормальная штука. Вы все равно не будете играть в Лиге чемпионов, «Зенит», вы будете играть с «Уфой». Там не нужно двенадцать легионеров. Там даже пятерых бразильцев не надо. Там можно Робсона из «Спартака» реанимировать и Бебето.

Но союз не останавливается. Он продолжает погружаться в кислотный угар, и вот уже собирается отправлять заявку на проведение Евро то ли 28, то ли 32-го года (хорошо, что не 37-го, конечно). 

Вы что, распечатали повестки заседания еще в 2021-м и из-за дефицита бумаги не стали перепечатывать? Или не следите за новостями? Неужели нет каких-то других, более актуальных проблем, ну вроде выживаемости клубов или детских футбольных школ?  Да просто дальнейшего существования футбола в условиях бана со стороны УЕФА (его если и снимут, то как раз к 2037-му).

Почему же союз принимает такие странные решения? Ведь там деловые люди. У многих (не у всех) есть высшее образование. Кто-то сделал карьеру в маркетинге, кто-то в торговле. Но почему у вас перед глазами эта розовая пыльца? Почему вы обитаете то ли в сказке, то ли как Губка Боб, на дне океана?

Потому что российский футбол уже давно живет в Зазеркалье. А выйти оттуда то ли невозможно, то ли почти невозможно.

Впрочем, это не проблема только российского футбола. Все мы, все наше общество живет в Зазеркалье. 

Футбол ведь это просто проекция всей нашей странной и трудной жизни.

«Бегство из зоопарка». Что не так с книгой

Прочитал книгу Кушнира про Майка Науменко. Итоги.

Обложка

1.История, которая легла в основу фильма «Лето», не является плодом нездорового воображения Серебренникова. Но в книге ей уделено преступно мало внимания.

2.В целом понятно, как Майк превратился из самой актуальной рок-звезды начала восьмидесятых в опустившегося алкоголика. Но книге не хватает об этом конкретики. Понятно, что автор пишет аккуратно, не хочет кого-то обижать и «желтить», но стоило бы добавить перчинки. Когда Майк начал пить, как не в себя? Почему? Его пытались лечить? В конце концов, бухали все рокеры (а некоторые еще и кололись), но опустился один только Майк.

3. С удивлением обнаружил в книге кусок про дальневосточного поэта Демина. Я о нем знал, потому что Ксюша раньше работала с его сыном (тоже Деминым, и тоже пьющим поэтом). Оказывается, с Майком их связывало родство душ.

4. Книга неплохая, но слишком ровная.

«Одноэтажная Россия» в поселке Александровская

Зажатый между Баболовским парком и Киевским шоссе, поселок Александровская будто бы специально старается раствориться в величии своего имперского соседа – города Пушкин. Что интересного там есть, о чем мечтают местные жители и как сохранить прошлое, не помешав будущему?

На станции

МЕЖДУ ПАРКОМ И ЖЕЛЕЗНОЙ
ДОРОГОЙ

Александровская слобода,
или как вот уже более двухсот лет называют
это место местные жители, Александровка,
появилась на карте в 1795 году. Ничем
непримечательное селение на южной
границе парка, принадлежащего казне
Его Величества, преобразилось спустя
почти шесть десятков лет, когда открылась
железнодорожная станция Александровская
– первая на участке Петербург-Гатчина.
Удивительно, что судьба этого места
тесно переплелась с судьбой страны. На
этом вокзале третьего класса встречали
поезд императора Александра Третьего,
перед этим попавшего в железнодорожную
катастрофу, которая едва не стоила ему
жизни. А в 1917 году отправляли уже бывшего
императора Николая Второго в тобольскую
ссылку, из которой ему не суждено было
вернуться.

В войну здесь гостили
фашисты и проходила линия фронта. Снаряды
разрывались там, где сейчас стоят жилые
домики. По свидетельству очевидцев «от
поселка уцелело с десяток полуразбитых
домов за вокзалом». Все остальное было
уничтожено. Даже церковь у кладбища,
построенную на средства императорской
фамилии, и ту немцы взорвали при
отступлении.

Вскоре после войны два
юридически разных поселка – Александровку
и Редкое Кузьмино, стоящие по две стороны
железной дороги, объединили в рабочий
поселок Александровская. Звучит немного
странно, ведь правильно, по идее,
«Александровский». Но так повелось.

ОПРЯТНОЕ МЕСТО

Александровская –
поселок довольно тихий – и не только
по петербургским меркам. Многоэтажек
тут нет. Рядом популярный туристический
объект – город Пушкин со всеми его
дворцами, но туристами здесь не пахло
и до пандемии. Лишний человек практически
никогда не забредет. Поэтому всех знают
в лицо и постоянно друг с другом
здороваются. Совсем не городская черта.

Как часто водится в
таких поселках, главная улица тут –
Волхонское шоссе. Вдоль него стоят
магазины, ларьки с выпечкой и яркий
указатель на шиномонтаж. Не менее
примечательна Парковая улица. Хотя бы
потому что именно здесь находится баня
№ 5. Как гласит рекламный проспект, «одно
из излюбленных мест отдыха жителей
Александровской, Пушкина, Павловска и
Петербурга». На иллюстрации семь
довольных мужчин с вениками стоят на
крыльце. Три дня из семи на неделе баня
закрыта.

Александровская – поселок опрятный, таких даже вблизи Петербурга не то, чтобы очень много. Можно специально искать кринжовые, как сказали бы подростки, дома – и не найти. Все на удивление прилично. Заборы стоят прямые. Сараи покрашены. Даже надпись на калитке «Осторожно! Злая собака!» чем-то напоминает титры к программе «Ералаш».

Промышленного производства здесь тоже особенно нет. За исключением, пожалуй, территории Александровского завода. Сто с лишним лет назад здесь чинили паровозы, в том числе и те, что привозили в Пушкин императорскую семью. Теперь, как это часто бывает с заводами, территория порублена на сегменты и здесь находится место и офису клининговой компании, и автосервису, и кузнечной мастерской, которая украсила свой вход металлическими скульптурами в духе киберпанка.

Киберпанк на границе Александровской и Пушкина

Труба завода служит
ориентиром, особенно если въезжать в
поселок по древней Соболевской дороге,
идущей с юга на север. Издали она
возвышается над поселком, как Лахта-центр
над Финским заливом.

В стороне от Александровской
– местное кладбище, затесавшееся между
основным ходом гатчинского направления
и императорской веткой, по которой
когда-то в свой дворец приезжали члены
дома Романовых. Сейчас нет ни императора,
ни ветки. Только служебная линия, которую
использует тот самый завод. Точнее –
судя по ее состоянию – не использует.

Главное место современной
Александровки – вокзал. На площади
дожидается пассажиров автобус. На
платформе в ожидании электрички стоят
два человека. Охранник смотрит видео
на телефоне. Обстановка более чем
спокойная. Можно подумать, что ты
находишься не в Петербурге, а километров
за триста от большого города. И даже
зажмуриваться не надо.

Здесь на вокзале я встречаюсь с инициативной группой поселка.

ДВЕСТИ ЛЕТ НА ОДНОМ
МЕСТЕ

Большинство из двух
тысяч шестисот местных жителей приехали
сюда в девяностые. Истории похожие в
многих семьях. Жили в Пушкине, стояли
на учете по улучшению жилищных условий.
Кто-то — в коммуналке, у кого-то появлялись
на свет дети и внуки – площади не хватало.
Администрация района в итоге приняла
соломоново решение: выделила очередникам
участки прямо в поле: «Хотите – стройте».
Многие захотели. На двенадцати сотках
возвели дома. Многие из них и сейчас
стоят. Крепкие.

«Я прекрасно помню, как
мы в 1991 году приводили поселок в
респектабельный вид, — говорит одна из
жительниц района. — Своими силами
проводили электричество, телефон. Даже
дорогу строили на свои деньги. Не было
ведь ничего».

Ирина приехала в поселок
чуть позже – в 1994-м. После рождения двух
детей они с мужем принципиально решили
жить вдали от городской суеты: так лучше
для маленьких. Теперь в доме, где когда-то
росли дети, начинают ходить внуки.

«Могу сказать, что наша
мечта осуществилась. Мы искали одноэтажную
Россию, и мы ее нашли, — улыбается Ирина
Крюкова. – Хотелось здесь так и жить в
спокойствии дальше. Мы вот недавно с
мужем решили детей подначить и спрашиваем:
ну что мол, продадите потом участок? А
они: нет! Говорят, что это родовое гнездо».

А вот Эльвира Никифорова
родилась в поселке. Ее семья поселилась
здесь после войны, когда бабушка Эльвиры
получила участок на первой линии за
железной дорогой. Построили дом. Дети
приезжали сюда, как на дачу. Тогда, в
шестидесятые, город Ленинград казался
чем-то далеким, фантастичным. «Дорог в
нынешнем понимании этого слова тогда
здесь не было, — рассказывает Эльвира.
– Что-то у станции было выложено
булыжником, но в основном – грунтовка.
Поэтому автомобили такси с Киевского
шоссе сюда не проезжали: боялись за
подвеску. А на зиму почти все уезжали в
город».

Забавно, что муж Эльвиры
тоже из Александровской. Но познакомились
они с ним не в поселке, а в Ленинграде.
Так уж получилось. Еще интереснее тот
факт, что семья ее мужа жила на участке,
который достался ей еще в 1917 году! Так
и прожили на одном месте при императоре,
временном правительстве, коммунистах
и добрались до современности.

Таких
оседлых долгожителей здесь пруд пруди.
Скажем, Андрею Писареву 55 лет, и он,
понятное дело, всю жизнь живет здесь.
При этом его дом стоит на фундаменте
дома, который строили его предки двести
лет назад! То есть еще до того, как в этих
краях появилась железная дорога. Он о
прошлом Александровской может рассказывать
часами.

«В Александровской
была образцовая добровольная пожарная
команда, — говорит он. – Образцовая в
названии – это не просто так. Ее император
Николай Второй демонстрировал гостям
из Европы. Оборудование тогда было
передовое! И мой дедушка в этой команде
служил».

Легко представить себе
фотографию: лихой мужчина в каске с
подкрученными усами внимательно смотрит
в объектив… Дело деда потом продолжил
отец Андрея. Добровольная команда в
Александровской работала до семидесятых
годов, а потом встала на профессиональные
рельсы.

Сейчас Андрей стоит у
железнодорожной станции и хмурится.
Ему не нравится, что хотят под застройку
пустить бывший Александровский завод.
Это часть императорской железнодорожной
ветки, которая шла через станцию
Александровская почти к самому дворцу
и парку.

«Хотят уничтожить исторические цеха, в которых ремонтировались паровозы сто лет назад», — говорит он с возмущением. В поселке считают, что неплохо было бы в той промзоне сделать исторический технопарк или еще что-то в таком роде. Правда, понимают, что инвестора под такую историю найти непросто.

КАК НЕВСКИЙ ПРОСПЕКТ

Зато инвестор нашелся
под другую историю. Рядом должен вырасти
город-спутник Южный. К нему местные
жители относятся настороженно. Боятся,
что он перевернет привычный уклад жизни.
Вызывает опасения и дорога, которую
называют «дублером Киевского шоссе».
Она как раз связывает Южный с Петербургом.

Поскольку дорогу
собираются строить вдоль железной
дороги, то получается, что поселок будет
разрезан новой магистралью как бы на
две части. Местные жители боятся, что
вырастет шум и загазованность. А еще,
что придется переделывать привокзальную
площадь. Дорогу собираются пустить как
раз с восточной стороны. «Получается,
что нам придется убирать отсюда памятник,
закапывать пруд, а главное – может
пострадать и вокзал, — возмущается Нина
Шевченко. – Вы поймите, для нас эта
площадь, как для Петербурга – Невский
проспект».

«Если трасса разделит
поселок на две части, то она его просто
уничтожит, — добавляет Ирина Крюкова.
Выход, по ее словам, есть: вообще ничего
не строить. «Если уж Комарово сделали
при Матвиенко историческим поселением,
где ничего нельзя сносить, то нашему
поселку такой статус нужно дать и
подавно!» — говорит она.

Не нравится местным и
тот факт, что здание вокзала в поселке
сняли с учета КГИОП. По мнению экспертов,
оно лишилось своих архитектурных
достоинств. Хотя представители
муниципалитета говорят: после войны
была утрачена только кровля. Инициативная
группа даже обратилась в суд. 9 августа
будет первое заседание, посвященное
отмене распоряжения о снятии вокзала
с учета в комитете.

Жители верят в то, что хэппи-энд в этой истории возможен. Ведь собирались когда-то строить в Баболовском парке гольф-клуб. Тогда все выступали против. И никакого гольф-клуба там так и не построили. Может, такое получится провернуть и с дорогой?

«Матрица. Воскрешение». Фильм о любви и невозможности сделать хороший сиквел

Посмотрели новую «Матрицу». Пара мыслей.

1.Фильм, содержащий элементы автопародии… Это еще круче чем фильм, который является одновременно сиквелом и римейком. Похожий прием использовал Окси, вставивший в альбом «Красота и уродство» трэк «Рецензия», после которого уже все рецензии на альбом казались какими-то вторичными.

2.Иногда автора (я запутался кто это: один брат, другой, мужчина, женщина…) слегка подводит вкус. Хотя кто-то скажет, что название кофейни «Симуляттэ» — это смешно. 

3. Старые актеры хороши, а вот молодые… Обновленный агент Смит слишком уж похож на капитана университетской команды по футболу. Барни в роли аналитика… Блин, ну наверное, можно было менее затертое лицо найти… А то можно было и вовсе Чендлера Бинга на эту роль взять.

4.Аналитик? Это кто вообще?

5.Забавно, что моя нынешняя должность звучит так: «Старший аналитик». То есть я круче Барни.

6. Киану Ривз все же постарел. А вот Кэтрин Энн Мосс (почти) нет.

7.О чем этот фильм? Конечно, о любви. В паре мест слеза так и рвется наружу.

8.Несмотря на некоторые шероховатости, фильм все же получился. Вряд ли существует другой, более приличный, способ реанимировать финишировавшую двадцать лет назад франшизу. А вот нужно ли было делать это в принципе — другой вопрос. Понятно одно: искушение слишком велико.

Жара

Мы – петербуржцы, люди северные. Любим жаловаться и
страдать. А не любим «Спартак» и жару.

Поэтому месяц тридцатиградусной погоды в нашем городе все
восприняли негативно. Жалоб было много. Ездил в прошлый выходные на озеро, так
там две женщины загорали и жаловались на жару. Бывает…

Но штука в том, и все это прекрасно понимают, что жара
кончится. И начнется что-то другое, чем можно будет быть недовольными. Грозы,
скажем. А затем – дожди. А потом и вовсе снег. И что мы будем делать тогда?
Разумеется, жаловаться.

Можно быть недовольными туманом или росой на траве. Осенью и
морозом. Даже инеем на березах.

Но вот только есть ли в этом смысл?

Я не то чтобы большой любитель ходить в футболке, прилипшей
к спине из-за пота, но я благодарен этому лету за прекрасный по-настоящему
жаркий месяц. В такую погоду из Петербурга не хочется уезжать. В такое лето
Петербург просто самый лучший в мире город. Причем, с огромным отрывом. Слова
про Северную Ривьеру и все такое именно в жару становятся правдой. Мол,
строили-строили город итальянцы, и вроде у нас все такое стильное, но вот
погода не совсем такая. А здесь пожалуйста – нужный температурно-влажностный
режим.

Лето закончится. Посмотрел в календарь – уже на следующей
неделе скучные плюс двадцать три. Местами дождь.

И вы вот этого всего добивались?

Черная вдова. Девять мыслей

Сходили с Ксюшей на «Черную вдову». Вот несколько моих мыслей на этот счет.

Хороший костюм. Но у Умы Турман в «Убить Билла» был лучше.

1.Скарлетт Йоханссон становится только лучше с годами. Хочу увидеть фильм, в котором камера просто следует за ней 24 часа, и она просто существует в кадре. Будет шедевр.

2. При этом на супергероиню она по-прежнему не похожа. Поэтому
самые лучшие сцены в фильме те, где нет никаких сражений, боев и прочего
супергеройского бреда. Лучшая сцена – когда она ужинает в трейлере.

3.Флоренс Пью мне вообще не понравилась. Хотя многие говорят о том, что она очень харизматичная и ее персонаж клевый. Не знаю. Слишком уж напоминает Кейли Куоко из «Теории большого взрыва». Ее в ситком бы.

4.Красный страж в тюрьме очень хорош и гармоничен. Красный
страж на воле – плохой симбиоз толстого Тора и Дракса Разрушителя.

5.Юмора очень много. Слишком много. Юмор — это хорошо, но
25-минутная череда самопародий и гэгов – это слишком.

6.Сцена финальной битвы слишком напоминает сцену из «Мстителей».
Ну где Заковия отправляется в небеса.

7.Слишком нелепые злодеи. Какой дурак догадался назвать одну
из злодеек Антонией? Но это личное… Если же говорить не о личном, то самый
главный злодей слишком напоминает кота Толстопуза.

8.Семья – это главное…  Я бы еще понял, если бы средства на фильм с
такой нравоучительной идеей выделил бы из своего кармана Виталий Милонов. Но
два с половиной часа навязывать столь простую мысль зрителям… Это все же не
совсем детское кино. Да даже в «Электронике» были мысли посложнее.

9. Раздутый хронометраж. Это классовая болезнь всех
блокбастеров. Уберите нафиг сорок минут – и фильм станет лучше.