Спектакль театра Derevo в Эрарте

В Музее «Эрарта» вплоть до воскресенья, 25 января, театр Derevo демонстрирует яркий и доступный разным возрастам спектакль «Однажды». Это и сказка, и быль, и клоунада, и танец – в общем, привычный коктейль в исполнении пластического балагана имени Антона Адасинского.

10868142_10205562373004009_7872229223081483241_n.jpg

Театр Derevo, как и многие выходцы из ленинградского андеграунда, сначала получил признание на западе, а потом уже освоился в родной стране. Репетиционная база в Германии у них появилась в 1997 году, а «Золотая Маска» только в 2007-м. Сейчас Derevo, как какой-нибудь Nazareth или Slayer, часто бывает с гастролями даже в самой казалось бы антитеатральной российской глубинке – и ничего, принимают и понимают.

И все же отчего-то кажется, что встраивание в общий контекст происходит у Адасинского не так гладко, как у, допустим, АХЕ или Славы Полунина, ставшего директором Цирка на Фонтанке. Впрочем, и направление у театра Derevo сложное, что называется «не для всех». Пластический театр в стране, где большая часть публики не признают ничего, кроме системы Станиславского, обречен на постоянную борьбу.

Правда, спектакль, который Derevo показывает в Эрарте с 21 по 25 января, понравится даже самым закостенелым адептам реалистичной школы. Вероятно, «Однажды» – один из самых доходчивых спектаклей театра (спектакль, кстати, посвящен Полунину). В нем клоунада обильно приправлена находчивой театральной инженерией, юмором и, конечно, необыкновенной пластичностью. Получается коктейль, который одновременно можно употреблять и взрослым, и даже маленьким детям. Это сказка, рассказанная с надрывом. Иногда кажется, что даже на пределе, за которым начинается крик. Когда смешно, все равно остается немного грустно, а когда грустно, все равно немного смешно. В общем, то, что надо.

Нервное напряжение, правда, иногда дает не совсем верный результат. Вот, например, на одном из показов впечатление от спектакля испортил странный срыв Антона Адасинского, накричавшего на зрителя, снимавшего поклоны на телефон. Мол, предупреждали же – не снимать, и все в таком роде. Впрочем, в конце октября Адасинский писал на сайте Derevo о впечатлениях после поездки в Петербург: «Встречался со многими людьми… Я в эти дни всегда был в опасности… Когда вокруг тебя миллионы неспокойных людей — ты будешь неспокойным. Сон ушёл. Виски и музыка… Вспышки раздражения на продавцов и таксистов — не было у меня такого раньше». Видимо, встреч – и подспудного раздражения – стало еще больше. Борьба, борьба… Как известно, кого-то она закаляет. А кто-то ломается.

Впрочем, главное, чтобы это не сказывалось на качестве спектаклей. А остальное, наверное, можно простить.

22 января 2015. Пунктир

Побывал на «Адмиралтейских верфях». Не могу сказать, что теперь я спокоен за обороноспособность страны. Хотя бы потому что у них на всех проходных висит объявление, где написано: «Генеральный директр».

Билл Гейтс. 2015 год. Парень, который когда-то изобрел Windows сейчас носится с новой глобальной идеей – он продвигает переработку говна в воду. Это не метафора. Парень действительно хочет – и уверяет, что это возможно, – перерабатывать говно в воду. На одном американском шоу он даже выпил стакан с водой, полученной из говна. И предложил выпить ведущему. Ведущий тоже выпил.
Конечно, скорее всего, Билла Гейтса разводят.
Но в любом случае: я не хочу жить в мире, где воду делают из говна.

Побывали на спектакле театра Derevo. Все было классно до тех пор, пока на поклонах Адасинский не стал кричать чуваку в третьем ряду, который хотел сфоткать его на телефон: «Да убери ты эту херню!» – типа, перед началом предупреждали, что съемка запрещена. У меня даже впечатление от спектакля испортилось. Как-то это не круто совсем.

Стоит мне в каком-то тексте прочитать фразу «одутловатое лицо», как я сразу впадаю во фрустрацию.

Вице-губернатор Петербурга Албин как-то решил проверить работу жилищных служб. Во время объезда зашел в первый попавшийся подъезд и позвонил по телефону дежурной службы, из объявления.
Сначала трубку никто не брал. Потом все-таки ответили.
– Федерация парусного спорта слушает…
Албин повесил трубку
– Что ж, – сказал он, повернувшись к журналистам, – вот вам материал для нового фельетона.