22 июня 2012. Пунктир

Все надоело, хочется домой. Хотя… Вот сейчас сижу на балконе своего номера, отсюда виден парк имени Марии Калласс и многоэтажка у вокзала – единственная в Римини. Еще видна колокольня какого-то собора в центре города. Если встать и посмотреть на запад, то в дымке можно будет отличить горы – они особенно красивы днем. Посмотришь на все это – и уже не хочется уезжать. В Италии нам было по-настоящему хорошо. О работе как-то не думалось, дышалось легко, температура была приятной, даже жара не такой гнетущей, как могла бы быть, а море – теплым (почти всегда). Здесь очень вкусные продукты, но в тех ресторанах, в которых мы ели, готовят довольно паршиво, а в лучшем случае – средне. Здесь спокойно и тихо, хотя казалось бы юг, а юг это всегда какая-то дополнительная тревога. Нет, здесь очень хорошо и немного жалко отсюда уезжать, хотя, конечно, пора, пора.
Что запомнится: бабушки на велосипедах, они здесь встречаются повсеместно, цветы фиолетовые, розовые, алые, мягко-красные, море, чистое, как стекло, его дно се усеяно крабами, а в пяти метрах от берега извилисто плавают рыбы, итальянцы, похожие один на другого, как братья (все одеваются одинаково и одинаково стригутся, словно у одного парикмахера), Венеция, Сан-Лео, Сан-Марино, все, все, все.

21 июня 2012. Пунктир

Короче, в Чезену мы так и не поехали. Даже не знаю – почему. Просто не поехали – и все. Откровенно говоря, уже лень куда-то двигаться. Осталось два дня здесь, и они не будут очень активными, это уж точно.

Сегодня мы даже на море не ходили, ограничились бассейном. Ника плавала сама – помогли нарукавники с Китти. Ника была очень горда собой.

Ах, да! Мы еще были в местном музее. Там очень интересная историческая экспозиция, но в половину первого они закрывались на обед и нас выставили, поэтому очень много мы не увидели. Но череп неандертальца все затмил.

20 июня 2012. Пунктир

День сегодня получился скучноватым. Первую половину дня валялся на диване, читал Джойса. Потом пошли в музей Римини, но до него так и не дошли, потому что женщины задержались в магазинах по пути туда. В H&M я купил себе солнцезащитные очки за пять евро, и остался очень доволен. Так я понял, что тоже являюсь частью общества потребления. Музей отложили до лучших времен. Вечером взяли напрокат пятиместный велосипед. Поездили полчаса. Я выложился так, что с меня капал пот, будто я пробежал нью-йоркский марафон, причем, два раза подряд. Алена тоже была немного в шоке.
Завтра поедем в Чезену, может быть. Этот город примечателен тем, что в нем есть футбольная команда, которая вылетела из Серии А в прошлом году.

18 июня 2012. Пунктир

В Римини все жарче и жарче, а народа на пляже – все больше и больше. Видимо, сезон в полном разгаре. Что ж, а нам уже скоро уезжать. Сегодня сдал машину обратно в прокат. В аэропорту у стоек компаний по аренде очереди. Расставаться с нашим «Гольфом» было немного жалко, кажется, он был у нас не три дня, а три года. Ладно… Ехал обратно на 9-м автобусе и смотрел на город. Римини теперь тоже кажется родным, перекрестки знакомыми, улицы имеют свой смысл. Вышел у ворот и пошел по парку. Кажется, что шел у себя где-то на Большевиков.

17 июня 2012. Пунктир

Съездили во Флоренцию. Дорога шла через горные перевалы: вверх-вниз, вверх-вниз. Носились мотоциклисты, внизу стояли игрушечные домики, мир казался совершенным. Если не считать того, что детей укачало, мы пару раз свернули не туда, а Алена паниковала из-за горного серпантина, все прошло достаточно неплохо.
Во Флоренции пробыли недолго. Дело в том, что в провниции Тоскана, окруженной горами, стоит такая удушающая жара, словно ты попал в огромную фритюрницу. Мы стояли на главной флорентийской площади, и у нас было такое чувство, словно вход в ад находится где-то за углом. Ужасное, ужасное пекло.
Поэтому о Флоренции я многого не расскажу.
Две вещи. Первая – сделал жил и работал Достоевский. Второе – во Флоренции до сих пор проводятся матчи по флорентийскому футболу. Это такой спорт… м-м-м… вот как пишет о нем спортс.ру: «С XVI века на площади Санта Кроче в центре Флоренции засыпают песком прямоугольник размером 100 на 50 метров и выпускают туда толпу (2 команды по 27 человек) раздетых по пояс и довольно-таки разгневанных мужчин. Им запрещают бить друг друга ногами в голову, а также исподтишка, бросают футбольный мяч – и смотрят, заинтересует ли он кого-нибудь на протяжении 50 минут игрового времени».
В этот день как раз проводились соревнования, и одна площадь в центре была оцеплена полицией. По городу реально бродили фанаты красной и синей команды, распевали песни, пили пиво, материли друг друга.

Вот как эта игра выглядит.

Обратно ехали по платной автостраде. Это в полтора раза быстрее, но приходится делать крюк через Болонью. Почти триста километров обошлись нам в 17 евро.

16 июня 2012. Пунктир

Почти полночь по местному. За окном взлетают и садятся самолеты. Сегодня суббота, день заездов в отели, поэтому самолеты шмыгают туда-сюда, как рейсовые автобусы. Вечером ходили купаться, и самолеты летали над морем. Они шли над морем, потом разворачивались чуть в стороне от города и шли на посадку прямо над крышами домов. Отменное зрелище! Море сегодня теплое, с волнами. В выходной приехали сотни итальянцев, живущих не на побережье, а в глубине страны, весь пляж заполнен. Там, конечно, не только итальянцы, но их ощутимо больше. Вчера мы купались едва ли не одни, сегодня же вся прибрежная полоса наполнена телами. Это уже действительно напоминает южный курорт, потому что до этого я думал – как же они выживают, черт возьми? Я имею в виду всех этих собственников пляжей, продавцов мороженого, филиппинок, делающих массаж. Сегодня у них хватало работы.

Мы были в Сан-Лео

Были сегодня в Сан-Лео. Это небольшая, но суровая крепость высоко в горах. В отличие от Сан-Марино, которое как-то обособилось в средние века и с тех пор свято блюдет свою обособленность, Сан-Лео входит в состав Италии.
Сан-Лео мне понравилось даже больше.
Во-первых, прекрасный вид.

Во-вторых, крепость сама по себе очень интересная. Раньше здесь был только монастырь. Затем монахов потеснили солдаты. Потом из крепости сделали тюрьму.

Здесь четыре года сидел граф Калиостро, известный многим из нас по фильму «Формула любви». В этой камере он скончался. Чьи венки – нен знаю. Может, масонов?

В наследство потомкам остался замечательный арсенал.

И орудия пыток. Например, стул, на который лучше не садиться (если только вы не мастер йоги или не занимаетесь иглоукалыванием ежедневно).

14 июня 2012. Пунктир

С утра отправились в Болонью. Билет в один конец чуть меньше 10 евро. Поезд достаточно комфортабельный – двухэтажный, кондиционера, правда нет, народа хватает и немного душно. Болонья показалась похожей не североевропейский город, в котором построили декорации к «Венецианскому купцу». Здесь много арок и домов из потертого красного кирпича. Много храмов, храмиков и храмищ. Наверное, впервые в жизни я зашел в такое количество церквей за один день. Взял текст молитвы на итальянском, на обложке – распятый Иисус. Долго искал магазин, где продается атрибутика местного футбольного клуба – не нашел, только на вокзале увидел брелок «ФК Болонья», но не стал покупать. Умолял Алену сходить к стадиону, она отказалась категорически. Но он действительно был далеко. Много слышали про потрясающую еду. В частности, соус болоньезе был придуман именно в этом городе. Но поесть ее нам так и не довелось. С трех до шести рестораны здесь закрыты. Плотно. На засов. Пришлось довольствоваться пиццей на вынос.

Вернулись обратно за полтора часа. Начали смотреть «Охотник на оленей». Там есть очень долгая сцена православного венчания, перетекающего в традиционную русскую свадьбу. Гости танцуют «гопак», а в конце все хором поют «Катюши». После такой каши воспринимать серьезно это кино (получившее, кстати, «Оскар») уже невозможно.

С родины приходят странные новости. Вот глава Следственного комитета Бастрыкин, например, извинился перед журналистами «Новой газеты» за их фактическое запугивание. Отлично. Все счастливы. Но в нормальной стране это вызвало бы моджигейт. Как минимум. Но у нас такое невозможно, даже если Путин прилюдно ногами изобьет Навального, например. Скажут, Путин таким образом выразил свою личную позицию и вообще это всем показалось.